August 8th, 2013

ВОВ

Колёса блицкрига

Германия побеждала не танками, а автомобилями

Анатолий Вассерман

Первый месяц Великой Отечественной войны ознаменован катастрофой советских приграничных военных округов.

Особо выделяется разгром танковых корпусов на Юго-Западном фронте. Танков у нас на этом направлении было в разы больше, чем у немцев — и они исчезли за считанные дни без видимого ущерба для наступающих немцев.

В прочих родах войск разница не столь внушительна. Общая же численность личного состава германской армии вторжения даже превосходила нашу. Но всё же темп разгрома ошеломил не только ветеранов Первой Мировой, ещё помнивших многомесячные позиционные сражения едва ли не за каждый пенёк. Абсолютная величина наших потерь впечатлила даже тех, кто помнил: крупнейшую (и по всем предварительным расчётам сильнейшую) армию мира — французскую — немцы сокрушили меньше чем за месяц (с пленением разгромленных частей и подписанием капитуляции — шесть недель).

Более всего потрясала скорость движения немецких танковых дивизий. Не зря главный германский теоретик и организатор этого рода войск (в 1920-е, когда Германией правили социал-демократы, именно он организовал в Казани — и не раз инспектировал — секретную школу, где немцы — вопреки запретам, прописанным в Версальском мирном договоре — отрабатывали не только конструкции танков, но и методы их использования, щедро делясь накопленным опытом с советскими военными) Гудериан прозван «быстроходный Хайнц».

1941.06.22 советскую границу пересекли примерно 3 тысячи танков с крестами на броне. На учёте же в Рабоче-Крестьянской Красной Армии состояло около 23 тысяч. Казалось бы, мы могли просто выстроить из боевой техники стену вдоль границы — и немцы разбились бы о неё.

Конечно, фактическая разница далеко не столь внушительна.

Тогдашняя наша система учитывала даже опытные танки, построенные в начале 1920-х и уже к началу 1930-х пригодные разве что на металлолом. Реально в строю было немногим более половины нашего номинального танкового парка. Причём изрядная часть пребывала на Дальнем Востоке (в 1938-м и 1939-м нам пришлось там всерьёз драться с японцами), в Средней Азии (ещё в середине 1930-х из Афганистана к нам ломились банды под разными знамёнами), за Кавказским хребтом (с Турцией мы очень дружили в 1920-х, но затем отношения ощутимо охладели)…

Вдобавок у немцев было намного больше бронеавтомобилей, чем у нас. Вооружены и бронированы они были не хуже наших лёгких танков, а по скорости и проходимости в летнюю сушь заметно лучше.

Словом, если сравнить все бронесилы, развёрнутые вдоль западной границы СССР, наш перевес выглядит довольно скромно: всего в пару раз. Но и этого вроде более чем хватало: по канонам военной науки, для успешной обороны достаточно иметь на направлении удара всего 1/3 от сил наступающего.

В советское время столь вопиющую разницу между теоретически возможным и фактическим ходом событий принято было объяснять внезапностью первого удара немцев. Гарнизоны в нескольких километрах от границы огонь и впрямь застиг врасплох. Но ведь основные наши войска стояли далеко вне пределов досягаемости немецкой артиллерии — в 2–3 суточных переходах от линии начала боевых действий. Так что должны были подготовиться ко встрече.

В наши дни бытует немало теорий ещё интереснее. Марк Семёнович Солонин полагает: народ не хотел воевать за советскую власть, а потому бросал оружие и разбегался до тех пор, пока не убедился — национальная социалистическая немецкая рабочая партия куда хуже всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Яков Григорьевич Верховский и Валентина Исидоровна Тырмос уверяют: Иосиф Виссарионович Джугашвили запретил войскам действовать активно и подставил их под удар, дабы гарантированно избежать обвинения в агрессии — Великобритания и Соединённые Государства Америки могли помогать только жертвам, но не агрессорам. Арсен Беникович Мартиросян обвиняет: троцкистские заговорщики во главе с народным комиссаром обороны Семёном Константиновичем Тимошенко и начальником генерального штаба Георгием Константиновичем Жуковым вместо активной обороны попытались провести встречный удар — часть плана поражения СССР, придуманного Михаилом Николаевичем Тухачевским. Владимир Богданович Резун (когда-то неудачливый военный разведчик, а ныне модный на постсоветском пространстве британский публицист) и вовсе взял на вооружение концепцию, разработанную ещё министром пропаганды Третьей Германской империи. Йозеф Пауль Гёббельс заявил: Адольф Гитлер был вынужден напасть на СССР исключительно ради защиты от неизбежного советского удара. Резун творчески развил идею. По его мнению, наше нападение намечалось на 6-е июля, а подготовка к наступлению так отлична от подготовки к обороне, что всю несметную советскую армаду разгромили «как стоячую».

«Если всё испробовано и ничего не помогает — прочтите наконец инструкцию». Хайнц Вильгельм Гудериан, Херман Хот и другие немецкие танковые генералы разработали (а по опыту польской кампании существенно усовершенствовали) замечательную инструкцию по употреблению танков. Её ключевые пункты просты:

- танки с танками не воюют;

- в формуле боевой мощи самоходной техники «бронёй, огнём, колёсами» последнее звено важнейшее.

В 1941-м немецкие танки были заметно мощнее (и по броне, и по огню) наших БТ, но безнадёжно уступали Т-34, не говоря уж о КВ. Зато изрядно превосходили всю нашу технику по надёжности, обзору, скорости. Немцы — в отличие от нынешних байкеров — не пытались мериться: у кого пузо больше (броня и пушка больше). Они не собирались проламывать танками оборону. Для этого предназначались артиллерия (чья мощь заведомо превосходит всё, что можно вставить в башню танка) и пехота (чьи глаза разглядят на поле боя даже то, чего не заметит оптика танкового прицела). Танкисты же должны обходить любые очаги сопротивления, выискивать свободное направление и по нему уходить вглубь вражеского тыла, нарушая снабжение и координацию войск.

В XVII веке такой тактикой славились французские полководцы, способные иной раз одними манёврами — без единого выстрела — принудить противника к сдаче. Множество образцов этого искусства дала наша Гражданская война. Но именно немцы во Второй Мировой войне превратили тактический приём в инструмент решения стратегических задач. Сейчас эту стратегию с неизменным успехом употребляет армия Израиля. Тогда же она воспринималась как чудо — с соответствующими последствияями.

В 1940-м немецкая пехота по методу, наработанному ещё в Первую Мировую, за пару дней прошла сквозь легендарную линию Мажино — лучшую в мире систему долговременных укреплений. Танки же и не пытались состязаться с артиллерией, укрытой в бетонных бункерах и броневых башнях — они обошли Великую Французскую Стену с севера, через леса. И французские резервы, шедшие затыкать бреши в линии, оказались прижаты к ней и отрезаны от тыла.

Но даже в тылу можно наткнуться на серьёзные силы — например, те же резервы, ещё не дошедшие до фронта. Поэтому немецкие танки сопровождала артиллерия разных калибров (в среднем по пушке или миномёту на каждый танк), пехота (30–40 бойцов на танк), разведка (по 7–8 мотоциклов на танк, из них 4 с колясками). А ещё — запасы горючего на несколько дней беспрестанного движения и боеприпасов на тяжёлые бои.

Всё это должно двигаться вместе с танками, в том же темпе. На каждый немецкий танк по штату полагалось 3–4 легковых автомобиля и 7–10 грузовых. Фактически непосредственно перед нападением на СССР грузовой и мотоциклетный парк танковых войск был примерно на 1/10 больше штатного.

Советские военные теоретики сочли: танк сам располагает и пушкой (а некоторые тяжёлые образцы — даже 2–3 разных калибров), и пулемётами, и навьючить на него можно немалый груз. Поэтому решили возложить на танки почти все задачи транспорта, разведки, боя, а прочие силы придавать им лишь в минимальном количестве, для редких непредвиденных обстоятельств. В предвоенных советских танковых войсках на один танк приходилось по штату примерно 1/6 пушки, 1/6 миномёта, 1/3 трактора, 1.5 мотоцикла, 5 автомобилей.

Основным в ту пору советским грузовиком был ГАЗ-ММ — приспособленный к нашим дорогам, бензину и технологиям Форд-А. Собственно, весь Нижегородский (с 1932-го — Горьковский) автозавод был куплен у Форда вместе с двумя моделями — грузовой А и легковой М. ММ — модель А с новым мотором от М.

Форд рассчитывал на сравнительно небогатых потребителей. В частности, Форд-А поднимал именно столько груза, сколько нужно мелкому фермеру или владельцу небольшой сети ларьков. Даже в наши дни самое популярное нижегородское изделие — ГАЗель — рассчитано на те же 1.5 тонны.

Основной же немецкий грузовик — Опель «Блиц» (Молния — именно от этой модели идёт нынешняя фирменная эмблема с зигзагом) — вдвое грузоподъёмнее. Это и его проходимость улучшило: например, он способен продавить куда более толстый, нежели доступно «полуторке», слой грязи, чтобы добраться до плотного грунта. Правда, это различие сказалось позже: в первый месяц войны дождей было немного. Но даже в сухое время на каждый наш танк приходилось в 3–4 раза меньше возимого штатными автомобилями груза, чем на немецкий.

Вдобавок в мирное время основная масса советской автотракторной техники работала в народном хозястве. В армию она должна была попасть только по мобилизации. Войска же до её объявления располагали примерно 1/3 штатного транспорта. Дорога из внутренних округов в приграничные столь длинна, что мобилизованная техника прибыла лишь тогда, когда танки — без пушек, без пехотной поддержки, без подвоза снарядов и горючего — были выбиты.

Выбиты, в частности, потому, что танк далеко не столь универсален, как казалось до реальных боевых действий. Даже первоклассная немецкая оптика — не говоря уж о нашем, тогда новом и потому не столь умелом, производстве наблюдательных приборов — не гарантирует обнаружение на поле боя всего важного. А выкурить противника, укрывшегося в земле или за обратными скатами возвышенностей, могут только пушки, бросающие снаряд не столько вперёд, сколько вверх — гаубицы и миномёты. В танковой башне такое не разместить: КВ-2, вооружённый 6-дюймовой гаубицей, перестали выпускать, когда стало ясно, что вес громоздкой башни опрокидывает его на любом склоне.

Если бы автопарк советских танковых корпусов был сопоставим с немецким, исправить ошибки можно было бы прямо по ходу боёв. Ведь и сами немцы не сразу определили оптимальную структуру: к началу Второй Мировой войны в их танковых дивизиях тоже было маловато пушек и пехоты, и только по опыту сражений в Польше танки стали всего лишь костяком многофункциональных войск. Но без автотранспорта не подвезти ни пушки, ни солдат.

Танковый успех надо закрепить. Надёжно завоёваны лишь места, пройденные царицей полей — пехотой. Она у немцев неплохо поспевала за танковыми колоннами. Не только благодаря лошадям (их в вермахте был миллион — по штату в немецкой пулемётной роте на порядок больше подвод, чем в нашей, с мотоциклетной разведкой сосуществовала кавалерийская, и почти всю артиллерию, приданную пехоте, тянули кони). Ещё 1940.03.20 тогдашний глава германского генштаба Франц Хальдер отметил в дневнике: «Каждый 10-й человек в действующей армии — водитель машины. На 4.2 млн человек (общая численность армии) — 420 тыс. машин». А ведь после этого немцы захватили во Франции, Нидерландах, Бельгии 40 тыс. армейских автомобилей. И новое производство шло полным ходом. Причём не только в самой Германии. В подконтрольных ей — союзных и завоёванных — странах действовали заводы громадной по тому времени мощности: 600 тыс. автомобилей в год.

Правда, не все эти заводы в полную силу выпускали автотехнику. Так, чешская «Шкода» хотя и делала на базе изысканной машины «Суперб» армейский внедорожник, но основным её продуктом стал танк, разработанный в 1938-м фирмой «ЧКД-Прага» (в основе — тот же лёгкий «Виккерс», что у нас стал Т-26, но чехи его на редкость удачно реконструировали), а с 1942-го — самоходные пушки на его шасси: противопехотная «Мардер» и противотанковая «Хетцер». В армии вторжения было 815 Т-38 (последние из них сгорели уже под Москвой), а за годы Великой Отечественной чехи произвели для немцев более 5 тыс. единиц бронетехники (в частности, в 1945-м — свыше тысячи).

Зато Франция давала германской армии прежде всего автомобили. Ведь французские танки немецким требованиям никак не соответствовали. Так, тяжёлый Б1бис, чью броню и артиллерию превзошли только наши ИС и немецкие «Тигры», обладал запасом хода всего 100 км и черепашьей скоростью: к полю боя этих монстров доставляли на специальных автоприцепах.

Правда, хорошей свинье всё в пользу. Б1бис неплохо поработали при немецком штурме Севастополя: их броне были страшны разве что прямые попадания из корабельных пушек. Лёгкие французские танки успешно дрались с советскими партизанами, почти лишёнными тяжёлого оружия.

Но это в основном трофеи 1940-го года — примерно 700. После оккупации французские танкостроители работали только по немецким проектам — медленнее, чем по собственным, учитывающим особенности местной технологии. Зато автомобили для германской армии Франция произвела в неприличном количестве — 1/5 автопарка вермахта. Не зря после войны барона Рено обвинили в сотрудничестве с оккупантами, а фирму национализировали.

Тем более во Франции было кому работать. Немцы намеревались вывозить оттуда ежемесячно 50 тыс. рабочих, чтобы заменить на своих заводах персонал, мобилизованный в армию. Но германский министр вооружений Шпеер своей властью сократил число до 5 тыс.: остальные приносили немцам куда больше пользы на своих привычных рабочих местах.

И, кстати, не в одной автопромышленности. Франция и Чехия совместно дали вермахту не только 10 тыс. единиц бронетехники, но и, например, 1/2 тяжёлой артиллерии, 1/4 средней, 1/6 противотанковой, соответствующий боезапас, 3/4 парка знаменитых самолётов корректировки артиллерийского огня Фокке-Вульф-189. Израиль отбивал первые — сразу после провозглашения своей самостоятельности — атаки арабов на свежекупленных истребителях Ме-109 чешского производства: немцы не успели вывезти и использовать несколько сот мощных и сравнительно простых в управлении машин.

Фирму «Ситроен» спас от обвинений и национализации красивый патриотический жест. В начале войны была готова к производству легковушка для фермеров 2CV — «две лошади»: из 9 л. с., развиваемых её 2-цилиндровым моторчиком в 345 см3, облагались налогом только 2 л. с. Перед оккупацией Франции салон опытного образца набили всей конструкторской и технологической документацией, завернули машину в водонепроницаемые брезент и рубероид — и зарыли в углу заводского двора. После войны автомобиль выкопали (правда, производство началось только к концу 1948-го, зато закончилось во Франции только в 1988-м, а в других странах — в 1990-м), и руководство фирмы предъявило его как доказательство нежелания сотрудничать с врагом.

Правда, немцам этот «гадкий утёнок» был не очень нужен. Фердинанд Порше ещё в 1936-м создал легендарный «жук». Правда, ФольксВаген (народный автомобиль) ориентирован скорее на горожанина, чем на фермера. Но его армейский вариант, прозванный КюббельВаген (лоханка-повозка) за открытый кузов из плоских гофрированных листов, благодаря малому весу имел отличную проходимость, так что офицеры на таком легко поспевали за танками практически всюду, где могли двигаться сами танки. А полноприводные и амфибийные варианты КюббельВагена и подавно бегали где угодно и как угодно.

Вообще о проходимости немцы — вопреки бытующему у нас представлению — позаботились всерьёз. Дабы их войска не были привязаны к дорогам и могли обходить — а не проламывать — сопротивление. В частности, строились — в основном для роли артиллерийских тягачей — полугусеничные (с гусеничным шасси вместо задних осей) грузовики. Эту схему придумал ещё в 1906-м технический директор императорского гаража, личный шофёр Николая II, французский инженер Адольф Кегресс. Но у нас она так и не прижилась: использованные им резинотканевые ленты выдерживают только нагрузки, характерные для легковых автомобилей, а рецепт стали, достаточно живучей к истиранию, чтобы из неё можно было делать гусеницы с ходимостью порядка хотя бы тысячи километров, подобран только во второй половине 1930-х (отчего во всём мире прекратилась разработка колёсно-гусеничных танков вроде наших БТ). Немцы же успели до войны справиться с техническими сложностями новой для них схемы, так что в танковых войсках работали танкоподобные грузовики.

Кстати насчёт ходимости. Не только от гусениц она зависит.

Моторы немецких танков работали по нескольку сот часов. Наш танковый дизель В-2, только что освоенный в производстве, даже на заводском стенде выдерживал не больше 70. На реальных же Т-34 и КВ он и полусотни часов не работал: воздушный фильтр из промасленной проволоки либо пропускал недостаточно воздуха, либо — когда масло сдувалось потоком — переставал задерживать пыль, и абразивный износ поршневых колец нарушал компрессию.

Конструкции более ранних наших танков были отработаны годами, детские болезни изжиты. Но их производство давно (в основном — весной 1940-го) прекратилось. Сразу же перестали делать и запчасти. К началу войны их почти не осталось даже на армейских складах. Танки, ломающиеся на ходу от многолетнего износа, стало нечем чинить.

Разница в живучести автомобилей, конечно, далеко не столь разительна. Но всё же весьма заметна (по большинству категорий машин — в разы). Соответственно и грузы для наших войск перемещались в среднем — с учётом поломок и починок — существенно медленнее, чем для немецких.

Итак, 1941.06.22 на нас напала не просто численно превосходящаяя армия, поддержанная экономикой практически всей Европы. Она ещё и была оснащена всем необходимым для перемещения со скоростью, непосильной войскам нашей страны, всего за десять лет до войны развернувшей конвейерное автопроизводство. Вся огневая мощь наших танков и артиллерии пропадала впустую: пока мы добирались до противника, он успевал уйти — и нанести удар в новом месте. Что толку в самом тяжком мече, если враг успеет, пока ты его заносишь для удара, уколоть тебя лёгкой шпагой в десяток разных мест?

Чтобы уравнять силы с врагом, было мало мобилизовать бойцов и возобновить на эвакуированных заводах выпуск оружия. Пришлось ещё и нарастить производство автомобилей. Пусть даже ценой резкого упрощения. Кабина стала фанерной, на ГАЗ-ММ справа убрали фару. Изрядную часть автопарка перевели на газогенераторы. Древесные отходы (от стружек до сосновых шишек), тлея в простой ёмкости с минимальным доступом воздуха, выделяют угарный газ. Он и догорает в моторе. Мощность, конечно, не та — зато дефицитный в военное время бензин высвобождается для более требовательной техники. Самой же машине с газогенератором, как крыловской стрекозе, под каждым кустом готов и стол, и дом: нехватки щепок на Руси отродясь не бывало.

Некоторые категории автомобилей у нас просто не производились. Помогли союзники. Так, фирма «Студебеккер» поставила 3- и 5-тонные грузовики с приводом на все колёса: даже «Опель-Блиц» им в подмётки не годился. «Виллис» (чьё обозначение GP — General Purpose, т. е. общее назначение — дало название целому классу автомобилей) — также со всеколёсным приводом — мог нести не только командира, но и 3/4 тонны груза со скоростью, недоступной прочей наземной технике.

Советский и союзный автопром оказался в конечном счёте мощней европейского. И когда наша армия сравнялась с германской в подвижности, наши победы стали регулярны. К концу войны немцев окружали и пленили почти так же часто, как красноармейцев в её начале. В 1941-м наши потери (в основном — пленными, позже умершими от болезней и голода: немцы не только — в отличие от нас — не заботились о жизни «недочеловеков» и не соблюдали международные конвенции, но и просто не рассчитывали на такое число захваченных) были в несколько раз больше вражеских. За войну в целом на каждого погибшего советского солдата пришлось примерно 0.7–0.8 (немецкая статистика безвозвратных потерь куда менее точна, чем наша) немецкого или союзного немцам европейского бойца. Если бы не грандиозная разница в мобильности в первый год войны, наши воины и вовсе гибли бы не чаще немцев.

На военных парадах нас восхищают танки, пушки, самолёты… Но возможности армии как единого целого, бьющего по врагу всей мощью народного хозяйства страны, зависят (иной раз решающим образом) и от мирных — порою даже без защитной окраски — автомобилей.

===

(no subject)

Мы должны вместе расстроить эти планы
06.08.13 16:11 Терроризм: факты и движущие силы
Ардан Зентюрк (Ardan ZENTÜRK)

В декабре 1979 года Советский Союз оккупировал Афганистан. Белый дом возглавлял Джимми Картер, советником по национальной безопасности был Збигнев Бжезинский. В связи с одним из важнейших военных ходов периода холодной войны взгляды были обращены на Вашингтон. Америка не стала напрямую вмешиваться в военные действия. Она превратила Пакистан в "страну-фронт". В противовес советской оккупации на стекавшиеся из Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов нефтедоллары было организовано сопротивление мусульман-моджахедов. План был нацелен на то, чтобы, избежав прямого столкновения с советской армией, заставить Москву понести большие потери. План увенчался успехом, и в 1989 году СССР был вынужден вывести войска из Афганистана.

Американо-саудовский план действий

Американо-саудовский план, разработанный и эффективно апробированный на афганской земле, предусматривал распространение фронта сопротивления, созданного в Афганистане, на территорию Чечено-Ингушской АССР и нанесение удара по Советскому Союзу силами сопротивления мусульман внутри страны. Теоретиком плана был родившийся в 1913 году в Санкт-Петербурге американский политолог, эксперт по мусульманским сообществам в СССР Александр Беннигсен. Так и не увидев плоды своего проекта в Афганистане, он скончался в 1988 году.

Тем не менее, его последователи наблюдали чеченскую войну (1994), вспыхнувшую спустя пять лет после вывода советских войск из Афганистана, решение о котором было неожиданно принято лидером СССР Михаилом Горбачевым. За этой чеченской войной последовала другая, которая продолжалась с 1999 по 2009 годы.

Конец этой войне положил Владимир Путин, воспитанник советского КГБ, который осуществил военную контртеррористическую операцию в Чечне. Но и он был не в силах взять под полный контроль опиравшееся на ваххабито-саудовскую поддержку сопротивление на Северном Кавказе.

Чеченская война была спланирована в период войны в Афганистане, а сегодня она продолжается на стадии тлеющего конфликта в регионе.

Странный визит в Москву

В прошлую среду российский лидер принял интересного гостя. Это был саудовский принц Бандар бин Султан, лицо, возглавляющее разведку и Совет национальной безопасности Саудовской Аравии. В течение 22 лет он занимал должность посла своей страны в Вашингтоне, ЦРУ называет его "своим человеком" в Эр-Рияде. На встречах, проводимых в Вашингтоне и Тель-Авиве, он ведет поиски способов оказания военной поддержки в отношении "джихадистских / салафитских" групп, присутствие которых в Сирии с каждым днем возрастает. Это закамуфлированный военный эксперт, поставляющий в Сирию иностранных боевиков, представляемых в качестве членов "Аль-Каиды". В 1980-х имя его сводного брата было в числе тех, кто организовал сопротивление моджахедов в Афганистане вместе с главой саудовской разведывательной организации принцем Тюрки аль-Файзалом.

Бандар бин Султан – один из важнейших героев американо-саудовского союза, который стоит за переворотом в Египте, а также за стратегией по предотвращению выдвижения "Братьев-мусульман" вперед в результате демократизации арабского мира. Владимир Путин принял принца, и отмечается, что переговоры были главным образом посвящены Сирии.

Шантаж на почве Сочи?

Предполагается, что переговоры были сосредоточены на том, чтобы Россия сократила свою поддержку режиму Асада. В ответ на это она бы сохранила свои интересы в условиях новой системы в Сирии, но при этом Сирия, особенно центральные и северные районы страны, перешли бы под контроль поддерживаемых Саудовской Аравией радикальных групп. По всей видимости, взамен принц предоставил России гарантии препятствования возможной чеченской атаке на зимние Олимпийские игры 2014 года. Сочи – земли геноцида кавказских горцев, поэтому, повстанческие организации в регионе, в том числе и чеченские боевики, выступают против проведения Олимпиады в этом городе.

Чечено-курдская война?

План Обамы понятен: он идет по пути афганского сценария Картера. Обама отодвинул Пентагон на второй план и через скрытые операции, проводимые при сотрудничестве ЦРУ и саудовцев, пытается уничтожить Асада. Итог – группы поддерживаемых Саудовской Аравией кавказских боевиков, которые доставляются в Сирию, и, к несчастью, мы лицом к лицу с чечено-курдской войной на нашей границе.

Очевидная реалия состоит в том, что американо-саудовский план наделяет Турцию ролью, характерной для Пакистана в ходе войны в Афганистане.

Чтобы не допустить этого, Турция должна поддерживать "местное" курдское население Сирии, "невзирая на комментарии в отношении Рабочей партии Курдистана". Если Турция позволит "группе радикальных легионеров" приобрести силу в Сирии, она столкнется с серьезными проблемами в плане курдской идентичности внутри страны и курдской географии на Ближнем Востоке.

Мы не можем допустить новый Афганистан у наших границ.

Мы на пороге свершения внушающего ужас плана. Турки и курды вместе способны препятствовать его осуществлению.

Оригинал публикации: "Bu oyunu birlikte bozmalıyız... "

24.06.13 13:20 Экономика Автор: Ф. Уильям Энгдаль, автор Семена разрушения:

24.06.13 13:20 а

Автор: Ф. Уильям Энгдаль, автор Семена разрушения: скрытая подоплека генетических манипуляций

Оригинал статьи: "Монсанто" Plays GMO Deception Game

31 мая мировые заголовки СМИ были похожи на заголовок Reuters: "Монсанто отступилась от генетически модифицированных культур в Европе". Интервью "Монсанто" левой немецкой газете создало во всем мире впечатление, что крупнейший в мире держатель патента ГМО семян полностью отказался от проталкивая своих ГМО семян, по крайней мере, в странах Европейского Союза. Реальность весьма далека от этого. Среди прочего, 10 июня Комиссия ЕС планирует утвердить новый сорт ГМО кукурузы"Монсанто".

Что"Монсанто" говорит на самом деле

Посещение официального сайта "Монсанто", Германия, представляет официальный пресс-релиз компании со ссылкой на заявления СМИ:“Aktuell überschlagen sich die Medien mit der Nachricht, dass Monsanto die Vermarktung von gentechnisch verbessertem Saatgut in Deutschland und Europa eingestellt haben soll. Das stimmt so nicht. Monsanto bietet schon seit einigen Jahren nur dort gentechnisch verbesserte Sorten an, wo ein funktionierendes Zulassungssystem und breite Unterstützung auf landwirtschaftlicher und politischer Ebene für die Technologie vorhanden ist. Aber grundsätzlich ist es richtig, dass Monsanto sich in Deutschland und Europa auf die Züchtung und Verkauf von konventionellem Saatgut und Pflanzenschutzmitteln konzentriert.” (1) Перевод существенной части:"Сейчас СМИ наводнены сообщениями, что "Монсанто" остановила маркетинге ГМО семян в Германии и ЕС. Это не так ... "

Затем на основном сайте "Монсанто" в Сент-Луисе появляется следующее заявление: "У нас есть надежный бизнес по продаже высококачественных традиционных семян кукурузы, рапса и овощных культур для наших клиентов-фермеров в Европе. Мы говорили людям в Европе в течение нескольких лет, что мы будем продавать биотехнологические семена только там, где они пользуются широкой поддержкой фермеров, широкой политической поддержкой и где функционируют системы регулирования. Эти условия сегодня распространяются только на немногие страны в Европе, в первую очередь — Испанию и Португалию. Как наш генеральный директор Хью Грант рассказал Financial Times в 2009 году: "Европа собирается сделать свой выбор в свое время". Единственным ГМО, взращиваемым в Европе на сегодняшний день является кукуруза, устойчивая к кукурузному мотыльку, насекомому, способному нанести значительный ущерб сельскохозяйственным культурам. Ее выращивание составляет менее 1% от всей кукурузы, выращиваемой в Европе (на га)." (2)

Оба заявления заслуживают тщательного внимания. Первое немецкое утверждение немного отличается от американской версии. Оно официально опровергает сообщения в прессе, что маркетинг ГМО семян в ЕС прекращен. Во-вторых, заявление, что "Монсанто" концентрируется на разведении и продаже обычных семян и химических средств защиты растений есть не что иное, как описанием нынешнего статуса продаж "Монсанто" в ЕС, не более того. Из-за ограниченного до сих пор использования ГМ-семян "Монсанто" в ЕС, бизнес"Монсанто" по определению сосредоточен сейчас там, где корпорация зарабатывает деньги. Однако "средства защиты растений" "Монсанто"относится, прежде всего, к ее собственному гербициду Roundup, которое по лицензионному соглашению с фермерами обязан продаваться в паре со всеми ГМ-семенами "Монсанто" и также является номером один среди продаж гербицидов в Европе и мире. Кроме того, было доказано, что он высокотоксичен даже к клеткам человеческого эмбриона.

В американском заявлении есть интересные, важные различия. Для начала, оно не дает никакого намека на какие-либо изменения в политике "Монсанто" по распространению ГМО семян в ЕС. В нем говорится, явным образом, корпорация продолжит распространять ГМ-семена в Испании и Португалии и в странах ЕС. В нем цитируется глава компании Хью Грант (не следует путать с голливудским актером), который указывает, что компания ожидает, что ЕС вскоре даст разрешение на распространение ее ГМО. В нем приводится нынешнее состояние выращивания ГМ-кукурузы в ЕС. Ничего больше. Заявления не распространять ГМО в ЕС нет.

Подозрительное совпадение по времени ...

Тем не менее до большинства стран мира, у которых нет времени исследовать официальные заявления "Монсанто", только лишь взглянуть на заголовок Reuters или TAZ, доставлено сообщение, что "Монсанто" ослабила свои усилия в ЕС. Время, выбранное для проведения интервью TAZ, наводит на мысль, что "Монсанто", кажется, тщательно спланировала лживую PR кампанию. Статья автора Йоста Маурина появилась в TAZ 31 мая, менее чем через неделю после Марша против "Монсанто" - прошедших по всему миру демонстраций протеста против "Монсанто", которые состоялись в более чем в 400 городах в 52 странах. (3) Статья в TAZ, на которую впоследствии ссылались все мировые СМИ, вышла под эмоциональным и фактически вводящим в заблуждение заголовком: Sieg für Anti-Gentech-Bewegung: "Монсанто" gibt Europa Auf("Победа анти-ГМО движения: "Монсанто" отказывается от Европы").

Марш против "Монсанто" был примечателен в нескольких ключевых аспектах. Самое тревожное для "Монсанто" и ГМО-картеля в целом было то, что впервые такая демонстрация не была организована анти-ГМО неправительственными организациями (Гринпис, BUND или Друзья Земли). В Германии, где автор участвовал в качестве докладчика на одном из мероприятий, все было организовано заинтересованными активистами через facebook. Но ни одна НПО из тех, которые выступают против ГМО, нигде официально не были обозначены в качестве спонсоров или даже в качестве активных организаторов.

Этот марш протеста стал для "Монсанто" и ее друзей пугающим новым фактором, обозначив опасность того, что народный анти-ГМО протест распространится еще шире и еще больше затруднит распространение ГМО в Африке, Китае, Индии, Латинской Америке и, конечно, в Восточной и Западной Европе. Все указывает на то, что выход четко сформулированного интервью TAZ (важно, что это именно левая газета, открыто выступающая против ГМО"Монсанто") стал организованной попыткой "управлять восприятием" и снизить накал растущих анти-ГМО настроений в ЕС и за границей.

На данный момент "Монсанто" одержала тактическую победу по пропагандистским очкам, посколку широкая общественность приняла ее заявления за чистую монету. Как выразился один опытный противник ГМО"Монсанто", интервью несет все признаки скользкой пиар-кампании, "подобной тактике Burson & Marsteller, которая относится ко многим спорным плохим практикам..."

Что "Монсанто" не сделала, это не напомнила о своей уже коммерциализированной ГМ-кукурузе в ЕС и об убийственных независимых научных исследованиях на 200 крысах в течение двух лет, показавших, что крысы, которых кормили ГМ-кукурузой "Монсанто", устойчивой к гербициду Раундап, значительно чаще имели раковые опухоли, более высокий уровень смертности и повреждений органов по сравнению с питавшимся традиционным кормом крысами. (4)

Кроме того, "Монсанто" открыто признает, что активно проталкивает свои семена на восточно-европейском рынке на, хотя упоминает только обычные семена. Вице-президент "Монсанто"по международным корпоративным вопросам Jesus Madrazo заявил, что компания сосредоточилась на завоевании доли рынка на обычном рынке кукурузы на Украине, и что Восточная Европа и Южная Америка — ключевые области роста для компании в настоящее время.

Затем в США просочилась информация, что "Монсанто" непосредственно работала со своим очевидной на данный момент любимым американским сенатором Роем Блантом (республиканец от родного штата"Монсанто" Миссури и один из основных получателей финансирования "Монсанто" для своих избирательных кампаний), чтобы набросать для него мутный параграф, который Блант внес в законопроект о финансировании, гром среди ясного неба — этот параграф освободил "Монсанто" от судебных исков за причиненный ее культурами или химическими веществами ущерб. (5)

Многие члены Конгресса явно не знали, что закон о защите "Монсанто" входил в законопроект о финансировании, за который они голосовали. Законопроект "Монсанто", подписанный президентом Обамой (несмотря на сотни тысяч петиций не делать этого) по существу дает "Монсанто" и другим поставщикам ГМО юридический иммунитет, даже если будущие исследования покажут, что ГМ-семена вызывают значительные проблемы со здоровьем, рак, что угодно. Федеральные суды больше не имеют власть остановить их распространение, использование или продажу. (6) Единственными другими корпорациями в США, пользующимися таким возмутительным юридическим иммунитетом, являются фармацевтические производители вакцин.

Так что мы имеем совершенно другую картину, чем сообщает TAZ и средства массовой информации, некритично взявшие из газеты информацию и распространившую ее по всему миру. "Монсанто", по собственному открытому признанию, не перестала продавать свои ГМ-продукты и гербициды в ЕС. Она не прекратила импорт своей ГМ-сои и ГМ-кукурузы в ЕС, где она сумела избежать закона о маркировки ГМО в ЕС.

"Монсанто" также заявляет, что уделяет особое внимание построению доли рынка в Восточной Европе, где часто регуляторы более "расслаблены", например, на коррумпированной Украине. Они не отрицают, что продвигают ГМО там тоже; скорее они указывают, что сфокусировались только на стандартных семенах. Проще говоря, геополитические ставки "Монсанто" и попытки контролировать все самые жизненно важные семена в мире жизни слишком высоки для компании, чтобы так просто выбросить белый флаг.

Прецедент "Монсанто"

Существует соответствующий прецедент для этой лживой PR кампании "Монсанто". В 1999 году, после нескольких месяцев разрастающегося во всем мире протеста, "Монсанто" сделала предложение о поглощении компании из Миссисипи Delta & Pine Land , чтобы приобрести патент Delta на радикально новую ГМ-технику, официально называемую GURTS (Genetic Use Restriction Technology), а народе известную как Терминатор. Delta получила этот патент вместе с Министерством сельского хозяйства США. Терминатор заставляет ГМ-семена или растения "совершать самоубийство" после всего лишь одного урожая, заставляя фермера каждый год возвращаться к "Монсанто", чтобы покупать новые семена независимо от цены и доступности.

Имидж Терминатора поставил под угрозу срыва весь молодой ГМ-проект уже на старте, так что президент Фонда Рокфеллера, президент Рокфеллеровского университета и финансовый спонсор ГМО Гордон Конвей немедленно встретился с советом директоров "Монсанто" и убедил их сделать тактическое отступление, дабы уберечь неокрепшую ГМО кампанию по всему миру. "Монсанто" объявила, как оказалось, лживо, что не будет проводить "коммерциализации" технологии Терминатора, и отказалась от предложения о поглощении держателя патента Delta & Pine Land. Анти-ГМО неправительственные организации утверждают, что это огромная победа и ничего не было слышно в течение семи лет, пока, без фанфар, в 2006 году "Монсанто" не объявила о приобретении патента Терминатор. На этот раз анти-ГМО лобби ничего не заметили. Они потеряли импульс и сделки пошли вперед. (7)

ЕС утвердил новый сорт ГМ-кукурузы "Монсанто"

10 июня, через десять дней после того, как вышло тщательно сформулированое интервью TAZ, Комиссия ЕС объявила о голосовании по утверждению лицензии на новую, запатентованную "Монсанто" ГМ-кукурузу SmartStax. "Монсанто" разделяет этот патент с Dow AgroSciences. SmartStax якобы производит шесть различных инсектицидов. Она была одобрена Агентством ЕС по безопасности продуктов питания (EFSA ) несмотря на то , что у EFSA отсутствуют критические испытания на безопасность и одобрение специальной Комиссии, сообщают некоторые источники в Брюсселе. (8)

По словам доктора Кристофера Тена из TestBiotech, SmartStax получил марку безопасности от EFSA, не смотря на доказуемое отсутствие серьезных испытаний на безопасность в "Монсанто" / Dow AgroSciences. (9)

И "Монсанто" идет от победы к победе...

Бассейн Динамо.. письмо подружке.





привет ...Посмотри на бассейн - я таким его помню.. . на этих дорожках я намотал столько киломеров .. и получил заряд в мегатонны  позитива испортивного кайфа..рядом были залы борьбы ,бокса , тяж атлетики .. мы с компанией часто не могли нагрузиться до упадной кондиции - пробежка по парку, которого почти не осталось ,потом в зал бокса ,или  борьбы ,потом в "железо".. на десерт теннис рядом на корте ,и бассейн ..  зимой и летом запах воды, елей .. а летом рядом цветут розарии .возле входа ,аллеи ,лип ,райских яблонь ,каштанов  - фруктовый сад рядом был ,реликтовые сосны . тугой звук теннисных ударов ..в залах для физ-подготовки и игр в здании бассейна - чистота  уникальная.. .. можно было просто упасть на прохладный пол после пробежки ... .Динамо помню вот таким ,как на радостной  картинке- только лучше  . Сколько   времени там прошло ..с каким людьми общался - легенды советского спорта .. Народ приходил просто посмотреть-зарядится - реально энергетика места была  фантастичекая .. свежесть, здоровье ,сила  энергия-все дышало этим  ..люди стояли за оградой и не могли оторваться-наглядеться .Загорелые атлетичные ребята рубятся в поло  , барышни прыгуньи пируэты выписывают с вышки ..борцы -боксеры дорабатывают в воде свои специфические фишки .. кроль баттерфляй ..Сколько там звезд спорта и просто мастеров спорта СССР было подготовлено  ..Как сказал мне приятель журналист -это был какой-то нео-античный  храм , а я добавлю -еще курот ,ботанический сад ,и спортивный комплекс ,клуб в одном флаконе и в 3 мин от дома и совершенно бесплатно ..  ..а дальше настал вот этот кошмар ..Это иллюстраця того что сделали негодяи со страной .Эти руины - в них все превратилсь,-  ведь без войны и а считанные годы ..Они не просто разрушили, а расчетливо и как-то ритуально осквернили .. читал когда-то что тоже самое делали с церквями, которые строились на энергетически особых местах., а из них делали сортиры, тюрьмы склады гсм .. чтобы загадить энергетку




Туда  пришел "мосфильм" снимать фильм о физике Льве Ландао.. ....Забавная эта контора киношная -если  столкнулся ближе.. гл хужоник ,режиссер - все руководство все коксовые наркоши .. все встречи по работе начинались с 22 идо 2 ночи .Специфические городские отцы - гепа и допа как общеизвестно непосредственно их крышевали .. И кино-конторка   перекидала всех .....-от водил ,агентсв недвижимости , до каскадеров,и строителей декораций итд ..и фирм которые им все поставляли.... Вот эти  декорации-- гигантские противогазы . руки циклопические, присоски .. все чудовищных размеров ..эЭто фильм про Ландао в таких декорациях снимался - Эта сатанинская фантасмагория -типо знаменитый физинститут  куда приезжали работать Капица ,Бор Курчатов Резерфорд Ферми .. эти жуткие декорации - оказывается по задумке гениального режиссера и сценариста знатного копрофила "писателя" сорокина -- руки -фаллосы-,..окна щели -вагины -окна присоски -,соски , противогазы- сперматозоиды .- это типо означало  зачатие еврейского гения ..все пропитано  каким-то   латентным  сатанизмом .. странные вещи - например для оконных рам которых вообще не видно-- окна- "соски "..специально везли уникальный синий дуб из карпат .. Знакомые скульпторы вырезали шкаф очень странный ,за стоимость небольшого   авто- заметим это только киношный РЕКВИЗИТ  ..Везде на сьемках присутствовало пардон натур говно и капуста - привозили в огромных количествах и заваливали улицы .. .Бабло как говорят люди осведомленные ,заходило от Сороса , Коломойского ,еврейских общин итд .. Видимо была запущена комбинация по отмыву денег с тройным дном  .. Все контракты были заключены на западе за в разы другие деньги- здесь все происходило в черную за нал - которым не расплачивались  ..В результате самые дорогие декорации на территори СНГ .. А теперь вот  как это выглядит   ..


otkrytka_harkov1977_63-18
вот таким был мой любимый бассейн .. только в жизни намного  лучше


shortcut-article
IMG_0343

эти руки держат скрижали с физическими формулами написанными стилизованно по иврит
gallery_f34f66e5419df31f9f66e92b93faf68a

это 8метровые руки - фаллосы
image002

это типо физический институт и его окна вагины

IMG_0373

эти циклопические противогазы размером с небольшой автомобиль - оказывается закамууфлированные сперматозоиды .. окно присоска диаметром наверно 4-5 метров . это соски ..

IMG_0551


Это типо советский физический институт  тут должно случится зачатие и рождение гения - гениально правда.... Это так выглядел внутри  физический институт где впервые расщепили ядро.



IMG_1226
Это спортивная банька где столько было проведено хорошего времени .Абсолютно невозможно поверить что в общем  недавно она была чистая опрятная, с класснным паром  .. после Барселонской Олимпиады забурились сюда после закрытия  ..были  ребята чемпионы , призеры , участники оттягивались  до ночи ..


DSC_8898
DSC03534
это до



IMG_1199
IMG_1231
IMG_1213

йохим пайпер

Родился в Берлине 15 января 1915 года в семье ветерана африканских сражений 1-й Мировой войны. У него было два брата - Ханс-Хассо и Хорст. Он вступил в Ваффен-СС в 1935 году и вскоре дослужился до роттенфюрера СС. Он начал офицерскую подготовку при "Лейбштандарте" в этом же году и закончил её в звании унтерштурмфюрера СС 25 февраля 1936 года. В 1938 году он был направлен в штаб Генриха Гиммлера, в котором он занимался передачей посланий и организацией встреч. Он познакомился со своей будущей женой, Зигурд, тогда же, когда она работала одной из секретарш Гиммлера. Они поженились 26 сентября 1939 года У них было трое детей: Хинрих, Эльке, Зильке. Впервые Пайпер принял участие в боях в рядах "Лейбштандарта" в 1940 году во время кампании во Франции. Он участвовал в ряде атак на Ваттенбергские высоты как исполняющий обязанности командира 11-ой роты. Эта атака была примечательна тем, что шла в разрез с известным приказом Гитлера о прекращении боёв за Дюнкерк. На холмах была расположена британская артиллерия, которая доставила "Лейбштандарту" некоторые неудобства. Вопреки этому приказу Дитрих бросил своё подразделение на них, и позиции были захвачены. За свои действия Пайпер был удостоен Железного креста 2-го класса 31 мая 1940 года, а также повышен в звании до гаупштурмфюрера СС и официально утверждён командиром 11-й роты. В период командования 3-м батальоном СС 2-го моторизованного полка СС 12-14 февраля 1943 года он принимал участие в спасении уцелевших из 320-й пехотной дивизии, которые были окружены русскими и постепенно уничтожались, получив за это Германский крест в Золоте. 7 марта 1943 года Йоахим Пайпер был награждён Рыцарским крестом за захват и удержание 6 марта важного стратегического моста, ставшего плацдармом для успешного наступления на Валки. Его наиболее известное командование было, без сомнения, боевой группой "Peiper" в ходе операции "Wacht am Rhein" ("Стража на Рейне"). За свои действия в этой кампании он получил Мечи к Рыцарскому Кресту (11 января 1945 года; Дубовые листья к Рыцарскому Кресту он уже получил 27 января 1944 года) и был повышен до штандартенфюрера СС. С этим званием он был самым молодым полковником в Ваффен СС, возглавляющим 1-й танковый полк СС. В книге Г. Вильямсона "Верность - моя честь" можно найти личный отчёт Пайпера, объясняющий сожжение русских деревень факелами: "Долгое время я возглавлял 3-й батальон 2-го моторизованного полка СС "Лейбштандарта". Это соединение сделало себе имя за ночные атаки в России и было известно в дивизионных и корпусных частях как "батальон паяльных ламп". Наши бойцы использовали этот весьма практичный инструмент зимой для подогрева двигателей в наших машинах, для быстрого разогрева воды и для множества других целей. Была также поговорка среди солдат в эти дни, когда они получали задание: "Скоро мы это подогреем". Машины даже использовали паяльные лампы как тактический символ. В ходе послевоенных допросов, тем не менее, это наименование было искажено с "батальона паяльных ламп" на "поджигательный батальон". Это дало повод думать, что паяльные лампы были использованы для сжигания домов. В бою наши бронетранспортёры имели привычку атаковать на полной скорости и вести стрельбу со всех огневых средств. На русских домах почти всегда крыши покрывались соломой, что неизбежно приводило к возгоранию во время сражения. Конечно бойцам было не нужно покидать свои машины и использовать паяльные лампы для поджигания домов, когда они уже загорались во время стрельбы, но это только одно из множества утверждений, которыми чернят образ солдат Войск СС". Другое из так называемых "военных преступлений", которое преследовало Пайпера ещё долго после войны, это инцидент в Бове. 18 сентября 1943 года Пайпер находился в Кунео, вместе со своим SPW-батальоном и 1-м разведывательным батальоном СС. У них была задача - разоружить только что сдавшуюся итальянскую армию. Оберштурмфюрер СС Динсе был военным комендантом Кунео. Итальянский полковник представился Пайперу как полномочный представитель 4-й итальянской армии и предложил Пайперу покинуть район Кунео в течение следующих 24-х часов, в противном случае его батальон будет полностью уничтожен. Он заметил, что у Пайпера в горах не будет ни малейшего шанса. Реакция Пайпера была мгновенна, и он приказал распространить листовки, которые заявляли, что итальянская армия была окружена. Пайпер поспешил в Бове обратить внимание мэра города, какие будут последствия, что произойдёт с теми гражданскими в соответствии с международным законодательством, которые воюют вместе с регулярной армией или партизанами. Батальон Пайпера встал против крупного подразделения итальянской 4-й армии, усиленного партизанами. Город Бове и склоны Монте Бизальта позади города, около 6 км к югу от Кунео, были центром партизанской активности. загорались во время стрельбы, но это только одно из множества утверждений, которыми чернят образ солдат Войск СС". Требуется подробный анализ случившегося в тот день, так как это определит юридическое расследование в 1965 году против Йохена Пайпера и его командиров рот: Эрхарда Гюрса и Отто Динсе. Утром 19 сентября обершарфюрер СС Карл Визорек и унтершарфюрер СС Курт Бутенхофф ехали из Кунео в Бове в Кюбельвагене, они вели поиски запасного участка на заброшенной железнодорожной станции 4-й армии. Когда они достигли рынка, то были взяты в плен итальянскими солдатами. Они видели, как итальянские граждане грузили амуницию и продовольствие в транспортёры. Затем им завязали глаза и отвезли в горы к югу от Бове. Допросив, их за-перли в башне часовни. Динсе услышал от офицеров итальянской полиции, что двое из его людей были взяты в плен солдатами итальянской армии. Пайпер приказал ему вернуть их. Он выехал на грузовике и одном БТР с 10 солдатами к Бове. Когда он прибыл на место, он нашёл оставленный город. От местной полиции он услышал, что 2 пленных эсэсовца содержатся в лагере, окружённом горами. Динсе отправился на поиски лагеря. За пределами Бове ему была устроена засада итальянцами. Он доложил об этом Пайперу по радио. Пайпер сказал Динсе вернуться к точке, где они встретятся. В это время итальянцы открыли огонь, нескольких ранив и убив штурмманна СС Вилли Штайнметца. Под прикрытием дымовых гранат другие отступили. Пайпер добрался с 13-й и 14-й ротами в 13.00 до Бове. Эрхард Гюрс и Пайпер вместе с подразделением Динсе направились через центр Бове. Йоахим Пайпер вспоминал: "Нас "приветствовали" огнём из тяжёлого оружия и пулемётов, который вёлся из домов и окружающих холмов, ручные гранаты летели в нас сверху, находиться в тяжёлом БТР с открытым верхом было очень опасно. Несколько человек были ранены, кто-то убит. Моя форма была разодрана, рация - уничтожена. Я приказал отступить и открыть огонь по той части города, где находился противник, из САУ "Грилле". Несколько домов накрыло огнём, и под прикрытием дыма солдаты противника и гражданские отступили в ту часть города, которую мы не могли просматривать". Пайпер отправился вперёд, через Бове, разыскивая подразделение Динсе на другой стороне. Он обсудил с Динсе и Гюрсом возможность освобождения 2-х пленных эсэсовцев и перевоза тела их погибшего Штайнметца. Направившись вперёд, они нашли его тело. В это время по ним опять открыли огонь. Пайпер приказал САУ "Грилле" ответить огнём. Итальянцы отступили, и Визорек и Бутенхофф бежали. Они размахивали платками, чтобы показать Пайперу место, где они находились. Огонь был прекращён и подразделения вернулись в Кунео. Взвод "Грилле" остался в Бове, чтобы уничтожить оставшееся оружие и амуницию. Пайпер: "Когда я вернулся в Кунео, префект, генерал Сальви, принёс мне свои извинения за инцидент в Бове. Он сказал мне, что в этом повинны коммунисты". В 1968 году немецкий министр юстиции официально заявил, что в данном случае нет повода обвинять Пайпера, и это дело было закрыто 23 декабря 1968 года. Пайпер не чувствовал желания сдаваться даже после того, как «Лейбштандарт» сражался, окружённый со всех сторон, с чешскими партизанами и русскими эсэсовцами, которые предали немцев. Он отправился с несколькими хорошо вооружёнными солдатами в свой дом к жене. Прискорбно, но он был взят в плен всего лишь за несколько миль до своего последнего «объекта наступления». Длинный и тяжёлый период начался у Пайпера после его ареста. Он был взят в плен американцами, которые имели слабое представление о происходящем во время войны и поспешили осудить всю организацию СС. Пайпер только раз подвергся физическим истязаниям. Они заперли его в "Warmezelle" (жаркой камере), где температура достигла 60 градусов. Он схватил стул и ударил по центральной отопительной системе в комнате, что привело к её повреждению. Другим не так повезло. Молодые эсэсовцы постоянно подвергались избиениям со стороны военной полиции. Пайпер был приговорён к смертной казни, но приговор был отменён. Только в декабре 1956 года он был освобождён. Он отдал свою молодость войне и тюрьме. Но Германия оказалась к нему бесчувственна. Повсюду, где бы он ни появлялся, его прошлое и его "вина" в военных преступлениях преследовали его. Он назвал Федеративную Республику Германии (преобразованная западная Германия) "обанкротившимся обществом" и уехал во Францию в 1970 году. Пайпер говорил Чарльзу Уайтингу до своего отъезда во Францию: "Я сижу словно на пороховой бочке. Эллис, Кемпнер и Визенталь... они все пытались «достать меня». Однажды кто-нибудь придёт с другой "правдой" и пороховая бочка взорвётся подо мной. Тогда всему придёт конец". Йохен, сам того не сознавая, точно предсказал свою собственную судьбу. Ночью, 14 июля 1976 года, он был убит в своём доме французскими коммунистами между 23.30 и 24.00. Они швырнули бутылку с бензином в окно дома, и Пайпер задохнулся от дыма, в то время как дом уже находился в огне. Это был конец для человека, который заслужил больше уважения, чем целые дивизии врагов, вместе взятые. Его сын, Хинрих, был исключён из школы в Германии в связи с прошлым его отца. Сейчас он живёт в США, где он, возможно, нашёл лучшую долю

Харьков зима 43 .. Йохим Пайпер

Статья "Штурмбаннфюрер Пайпер награждён Рыцарским крестом" (в переводе)

Фюрер наградил Рыцарским крестом Железного Креста штурмбаннфюрера Пайпера, командира батальона панцергренадерской дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» (Рота пропаганды СС). Моторизованный батальон под командованием Пайпера получил задачу установить контакт с Боевой группой генерала Постеля. Боевая группа, упомянутая в сводке Вермахта за середину февраля, в течение 9 дней пробивалась по вражеской территории с большим количеством раненых солдат. Основной задачей усиленного штурмовыми орудиями батальона Пайпера было вывести колонну санитарных машин с ранеными с территории занятой врагом.

Практически невозможно определить, были большевики застигнуты врасплох неожиданной атакой батальона, либо намеренно пропустили его через свои линии с тем, чтобы уничтожить в последствии. Так или иначе, прорыв увенчался успехом без существенного противодействия со стороны неприятеля. Подобрав раненых в 30 километрах за линией фронта, батальон занял круговую оборону для защиты Боевой группы Постеля, а на следующий день сопровождал колонну машин с ранеными. Несколько ранее враг захватил деревню, которая блокировала обратный путь, а также уничтожил мост на нейтральной территории. Штурмбаннфюрер Пайпер очистил деревню от врага, полностью уничтожив при этом лыжный батальон большевиков. Также был очищена от врага территория, прилегающая к мосту, что позволило колонне санитарных машин перейти реку в двух местах по льду и выйти к линии своих войск. Поскольку тяжелая техника Пайпера не могла переправиться таким способом, батальон развернулся и вышел к своим после долгого марша по вражеской территории.

В целях подготовки к взятию Харькова штурмбаннфюрер СС Пайпер по собственной инициативе захватил два плацдарма на территории противника, что было крайне важно для успешного продвижения атакующих войск. Тактические решения, принимаемые во время операции, очень отличались друг от друга, но все они поразительно соответствовали складывавшейся обстановке. Развитие событий доказало правильность этих решений и батальон захватил большое количество трофеев.

То, что описано здесь сухими словами и представлено лишь отдельными примерами, в реальности ничуть не было похоже на театральную постановку. Но штурмбаннфюрер СС Пайпер всегда был хозяином положения. Офицеры его подразделения часто получали приказы, которые противоречили всем уставам, но которые вели к победе. Каждый офицер и солдат Боевой группы Пайпера безоговорочно уверен в своем командире. Это человек, который быстро принимает решения и следит за их выполнением. Он отдает приказы с математической точностью. Его решения часто смелы и нетрадиционны, но они принимаются на основании великолепного понимания обстановки.

Разумеется, командиру батальона улыбалось военное счастье. Но его подчиненные безоговорочно верят ему по другой причине, а именно потому, что им отдает приказы прирожденный лидер. Это человек, который чувствует высочайшую ответственность за жизнь каждого солдата и может быть жестким, если того потребует обстановка. Его приказы и распоряжения не являются плодом длительных раздумий, но исходят прямо из центра его личности, где Разум, Душа и Сила сливаются воедино. Для таких людей профессия военного не является мимолетным влечением сердца или разума, они не воспринимают ее как работу. Напротив, для них это единственный возможный способ существования, достойный идеологического солдата.

Командир, которому исполнилось только 28 лет, длительное время был адъютантом Рейхсфюрера СС. Он родился в Берлине-Вильмерсдорфе 30 января 1915 года. Будучи командиром роты он принимал участие в Польской и Французской кампаниях, был награжден Железным Крестом 2-го класса в мае 1940 г. и ЖК 1-го класса в июне 1940 года.

Статья из газеты Das Schwarze Korps
представленная в книге П.Агте
Автор: военный корреспондент Д-р Артур Венн
Переведено благодаря Владимиру

Примечание автора сайта: Эта статья была выложена в книге Патрика Агте в качестве перевода на английский с немецкого оригинала. Не блещет подробностями, рота пропаганды не побаловала нас сенсацией. Большое внимание уделено спасению дивизии генерала Постеля, за которое, по книге того же Агте, Пайпер был представлен к Германскому кресту в золоте, а никак не к Рыцарскому кресту, как написала пропаганда. Ещё один непонятный момент - участие Пайпера в качестве командира роты в Польской кампании, по версии автора статьи. По книге Агте, Пайпер стал командиром роты только во Франции, а во время Польши был адьютантом Рейсфюрера СС Генриха Гиммлера и не участвовал в военной кампании. Вот такая не совсем точная, но очень патриотичная статья. Что ещё требовалось от роты пропаганды?

зима 1943 Харьков

ВОСПОМИНАНИЯ
Командира 207 отдельного стрелкового батальона 17 стрелковой бригады Внутренних войск НКВД капитана в отставке Дроздова Евгения Парфеновича о боях за город Харьков в марте 1943 года.


( http://www.iremember.ru/pekhotintsi/drozdov-evgeniy-parfenovich.htm )

На должность начальника штаба 207 батальона в г. Шую Ивановской области я прибыл 12 декабря 1942 года. К моему приезду подразделения батальона были полностью укомплектованы. Командовал батальоном капитан Санин А.А., заместителями были: по политчасти ст. лейтенант Якимов, по строевой – ст. лейтенант Дурандин. Батальон, как и вся бригада, предназначался для обеспечения наступления красной армии, борьбы с мелкими группами противника, его агентурой, пособниками и предателями, чем должен был обеспечить тыл наступающих войск. В январе, внезапно, почти по тревоге, батальон погрузился в эшелон и получил назначение на Степной Фронт. Однако, по дороге приказ был изменен, батальон разгрузился на ст. Лиски Воронежской обл. и походным порядком двинулся за наступающими частями армии, через Белгород на Харьков.

Марш по сожженным деревням, разрушенным городам, тысячи могил, зарева пожарища, нескончаемые кладбища боевой техники, слезы местного населения не прошли бесследно и вызвали в сердцах личного состава жгучую ненависть к врагу.
Эта ненависть, подкрепленная патриотизмом, в дальнейшем придавала бойцам силы, звала на подвиги, взывала к мщению.

В Харьков батальон прибыл 15 февраля 1943 года и приступил к несению гарнизонной службы.
Работа носила в основном оперативный характер. Батальон помогал органам Государственной безопасности и МВД восстанавливать революционный порядок, разведывательные и оперативные работы давали часто ценные материалы.
Так, например, мной лично было точно установлено еще тогда, что немцы ушли из Харькова с целью перегруппировки сил и обещали местному населению вернуться через месяц. С этой целью в городе был оставлен отряд автоматчиков до тысячи человек, которые разместились в якобы заминированном здании оперного театра, в канализационной системе, разрушенных заводах, подвалах, даже у местных жителей. В задачу автоматчиков входила обязанность в определенное время парализовать жизнь города.

Пишу об этом для того, чтобы яснее были последующие события.
С 15 февраля по 4 марта в деятельности батальона никаких событий и изменений не происходило.
К этому моменту обстановка на нашем фронте резко ухудшилась. Остановив наступление наших войск под Полтавой, немцы сосредоточив к этому времени значительные силы, сами перешли в наступление и сразу развили успех.
С 4 марта батальон с гарнизонной перешел на заградительную службу.
Участок был наиболее тяжелый, шоссе на Марефу и прилегающие к нему окраины города. Основная задача, борьба с возможными паническими явлениями, десантами противника и обеспечение отхода войск. Обстановка вокруг города с каждым днем осложнялась. Марефянское направление оказалось не единственным, противник рвался к Харькову со всех сторон.

С утра 7 марта авиация противника начала непрерывно бомбить город. Бомбардировкам подвергались в основном окраины. Характерно, что авиация бросала бомбы небольшого веса до 25кг., рассчитывая на моральный, а не разрушительный эффект.
К сожалению , наша авиация не появлялась, а зенитная оборона вообще отсутствовала.
В ночь с 8 на 9 марта бомбардировка прекратилась и не возобновлялась до конца боев. Именно ночь с 8 на 9 марта оставленные в городе автоматчики немцев, вышли из своих убежищ и по заранее намеченному плану рассредоточились почти по всему городу и заняли огневые позиции в верхних этажах зданий, на перекрестках улиц. Видимо, только по этому немцы прекратили бомбардировку и не продолжали ее в дальнейшем.

Утром 9 марта по всему городу заговорили немецкие автоматы. Создавалось впечатление, что в город прорвались немцы и идут уличные бои. Автоматчики обстреливали не только отходящие части, а даже отдельных бойцов.
Основные силы автоматчиков разместились по Сталинскому проспекту, Сумской улице, улице Правды, в зданиях площади Дзержинского, Госпроме и Гостинице и прилегающем к ним улицам. А на окраине города части бригады, имея задачу задержать противника уже вели кровопролитные бои.
9 марта приказом бригады батальон был снят с Марефянского направления и получил задачу очистить от автоматчиков Сталинский проспект и площадь Дзержинского, чем обеспечить отход войск. Кроме того, две стрелковые роты под командованием ст. лейтенанта Дурандина и зам. По полит части ст. лейтенанта Якимова в составе ударной группы бригады, были направлены для обороны города с Белгородского направления.
Вот собственно, с этого момента и началась открытая боевая деятельность батальона, о которой станут вспоминать.
В соответствии с приказом 3-й танковой армии, бригада должна была обеспечить отход войск фронта и оборонять Харьков до подхода группы войск Маршала Советского Союза Рокоссовского. Этой цели и была подчинена боевая деятельность батальона.
Забегая вперед, должен сказать, что мало было проявить героизм, мужество и стойкость для выполнения приказа: слишком неравные силы вступили в бой.
Весь день 9 марта батальон вел бой с огневыми точками немецких автоматчиков на Сталинском проспекте, очищая одно здание за другим. «Очищать» как это звучит просто… Практически же каждая огневая точка требовала жертв.
В этот день было ликвидировано до сорока автоматчиков у большинства из них были обнаружены по несколько тысяч патрон, шоколад и галеты, видно было, что каждый готов к длительному бою.
Потери батальона: 18 убитых и несколько раненных.
В ночь с 9 на 10 марта одиночки автоматчики объединились в небольшие группы и снова захватили ряд зданий, нанося отходящим войскам чувствительные удары.
В связи с этим отдельные боевые группы батальона были объединены в отряды и начали вести бои не с отдельными огневыми точками, а с большими группами, засевшими в здании Госпрома, каждый этаж брался с большими потерями.

Днем 10 марта в штаб бригады, в здании которого находился и командный пункт прибыл представитель военного Совета и потребовал принять дальнейшие меры по очистке здания Госпрома и выразил желание ознакомится с положением на месте. Командир батальона капитан Санин, офицер штаба бригады с группой автоматчиков направился к зданию Госпрома.
Откровенно говоря, такая проверка была до некоторой степени безрассудна, так как в громадном здании, когда идет бой за каждый этаж, каждую комнату, разобраться в правильности действий бойцов даже не под силы командиру, ведущему бой.
Убедившись в этом, группа решила обойти здание Госпрома. При выходе из-за угла, группа в упор столкнулась с немецким пулеметом. Короткая очередь, и шедший впереди Санин смертельно раненный в живот рухнул на руки идущим сзади.
Я похоронил Санина в одном из дворов. В августе тело Санина со всеми почестями было похоронено. На похоронах присутствовало несколько тысяч Харьковчан. На могиле был воздвигнут мраморный памятник.
К вечеру 10 марта здание Госпрома было полностью очищено, нормальное движение по площади Дзержинского восстановлено, хотя бои за остальные здания продолжались. 10 марта потери батальона составили 60 человек убитыми.
В это время на окраине Харькова в районе Белгородского шоссе, отряд ст. лейтенанта Дурандина вел непрерывный оборонительный бой, отбивая одну атаку за другой.
10 марта в батальон прибыл и остался в нем для участия в боях начальник политотдела бригады подполковник Митин Д.И.
С его приходом партийно-политическая работа заметно оживилась, что положительно сказалось на моральном духе личного состава.

11 марта обстановка в городе обострилась. На отдельных участках немцы прорвали оборону и захватывали одну улицу за другой, старательно приближаясь к центру города.
Уже к вечеру 11-го подразделения батальона столкнулись с полевыми частями противника. Развернулись бои за каждое здание.
Руководство батальоном усложнилось до предела. Только ясность цели, высокое сознание долга, беспредельная преданность Родине, мужество и чекистская выдержка помогли личному составу в большинстве случаев действовать самостоятельно. Живая связь с подразделениями нарушилась, связники гибли, не доходя до отрядов.
Единственным средством связи с большими отрядами был телефон. Характерен следующий эпизод. Прекратилась связь с отрядом Госпрома. Два посланника связиста погибли, третий связь восстановил, но не вернулся, полагая, что он ранен командир взвода связи послал по линии двух связистов, которые обнаружили своего товарища. Правая рука по плечо была оторвана миной, оборванный кабель он держал в зубах, придерживая левой. Если бы мертвые бойцы батальона могли заговорить, они рассказали бы десятки подвигов подобных этому. К сожалению, тогда было не до учета подвигов.
К утру 12 марта, батальон под ударами противника, оставил все здания на площади Дзержинского и Сталинском проспекте и занял оборону на параллельных улицах: Дзержинского и Чернышевского, расположенных в сторону р. Харьков.

С рассветом 12-го немцы начали решительное наступление на батальон, окружая его с трех сторон. Немецкие танки и танкетки врывались на улицы, занятые батальоном и в упор растеривали наши позиции. С крыш домов бойцам удалось подбить только два танка, танкетку и самоходную пушку.
К этому времени связь с отрядом Дурандина прекратилась, его судьбу я узнал позже. Окруженный со всех сторон, истекая кровью отряд, бился до последнего человека. Из 250 человек в живых осталось только двое.
Откровенно говоря, все они герои, какое значение имеет то, кто и как погиб. Они отдали за Родину самое дорогое – жизнь.

13 марта к 17 часам немцы прекратили наступление, наступила тишина, которая меня лично беспокоила больше, чем грохот тяжелого боя. Только где-то далеко велась артелерийсткая перестрелка. Только периодически раздавались опять-таки где-то трескотня автоматов и одиночные выстрелы. Вывод напрашивался один: центр города взят, наших нет.
Затишье дало возможность проверить людей, оружие, боевые припасы. Результаты оказались тревожными: в среднем на винтовку осталось по 10 патрон на автомат по 40 и все.
Самое тяжелое, что из 930 человек, прибывших в Харьков, осталось 151(4).
По имевшемуся приказу, последующей задачей батальона, в случае выхода из центра города была оборона северо-западного берега реки Харьков, от моста на Сталинском проспекте 700 метром вниз по течению.
Учитывая это, а также отсутствие боеприпасов, продовольствие, усталость личного состава и бессмысленность дальнейшего сопротивления в центре города, я отдал приказ в 18-30 форсировать реку и перейти на ее правый берег. В указанное время, под минометным огнем противника батальон форсировал реку и временно занял оборону на случай преследования на ее правом берегу.

Ночью 14 марта батальон занял оборону в соответствии с приказом. Личный состав получил приказ не давать противнику форсировать реку, а мост по приказу должен быть взорван и в крайнем случае заминирован и опасений у меня не вызывал.
В течении 14 марта противник методически вел артиллеристский обстрел позиций батальона, пуская снаряд за снарядом в каждое окно.
Но батальон молчал и ждал наступления. Невольная передышка дала возможность отдохнуть людям, провести разведку, в результате которой батальон пополнился людьми за счет бойцов и даже небольших групп, отставших от различных частей. Всего около 100 человек. Были добыты и боеприпасы. К сожалению, не было только продовольствия, а большинство бойцов не ело уже 4 дня.
Моральный дух личного состава даже у меня вызывал удивление: та же дисциплинированность, собранность, спокойная уверенность, как будто и не было смертельной опасности. К вечеру артиллеристская подготовка усилилась. Примерно в 13 часов через мост на нашу сторону двинулась управляемая по радио танкетка. С секунды на секунду мы ждали взрыва моста, но он оказался не заминированным. Одновременно с конной площади, уже занятой немцами по батальону открыли огонь минометы. За танкеткой по мосту последовали танки и хлынула мотопехота.
Я не нахожу слов описать полностью дальнейшие события… С яростью  и жадностью, свойственной только немцам, противник в десятки раз превосходящий силами обрушил на позиции батальона танки, артиллерию, живую силу, даже огнеметы. Приобретенные боеприпасы кончились, остатки батальона оказались почти обезоруженными. Пришельцы из других частей дрогнули, боясь, что растерянность передастся личному составу, я отдал приказ с боем отходить в направлении Змиевского шоссе. К сожалению, не все группы смогли выполнить приказ. Два отряда, окруженные в зданиях, продолжали вести смертельный бой.
Один из этих отрядов возглавлял парторг батальона ст. лейтенант Заварцев. Немцы загнали отряд в подвал одного дома и предложили сдаться, на что получили отказ. Тогда немцы забросали подвал гранатами через решетки, били из артиллерии, жгли огнеметами, но бойцы погибли, а не сдались. Прямым попаданием  в голову погиб и Заварцев. А немцы, не давая продыху, продолжали теснить батальон. Ряды бойцов снова поредели, из 250 собранных утром 14.03 осталось 80.
Отступая, мы вышли на окраину Харькова, на Змиевское шоссе и закрепились в здании школы. Однако передышка длилась недолго. Началась снова артподготовка, а за ней отряд мотоциклистов 25-30 машин, оснащенных крупнокалиберными пулеметами ворвался на позиции батальона.
И вот тут голодные, уставшие за 6 дней боев, без боеприпасов люди, дрогнули и, не оказывая сопротивления, стали отступать в направлении поселка Кирпичного завода.
Таким образом, батальон оставил Харьков в 18 часов 14 марта 1943 года.

Утром 15 марта батальон пришел на ХТЗ и занял оборону на северо-западной окраине. Впервые за 6 дней, люди получили пищу, из состава батальона осталось живыми 50 человек. Вот в общих чертах, боевая героическая трагедия 207 осб.
В ночь с 15 на 16 марта части войск 3-й танковой армии, находившиеся на ХТЗ в том числе и части 17 стрелковой бригады в направлении (?)

Плохая организация марша, отсутствие маяков, общего командования колонной, привели к тому, что колонная уклонилась от направления и подошла к Совхозу Фрунзе не ночью, как предполагалось, а на рассвете. Естественно, немцы встретили колонну огнем. Колонна боя, фактически, не приняла, рассредоточилась по фронту и устремилась в обход Совхоза. Прибывшая на помощь немцам самоходная артиллерия картечью расстреливала отступающих. Сверху огонь по войскам вела авиация. Под прикрытием огня катюши, танков две легковые машины, в которых находились командиры дивизий и командир нашей бригады полковник Танкопий пытались пробиться прямо через Совхоз. Однако, на мосту через ручей машины попали под минометный огонь и 4 полковника в том числе и полковник Танкопий погибли.

В августе 43 года, когда бригада вторично пришла в Харьков, я выезжал в Совхоз Фрунзе нашел братскую могилу и труп Танкопия, который потом был с почестями погребен на братском кладбище в Харькове.
В бою под совхозом батальон потерял еще 32 человека, в числе которых был и герой боев за Харьков лейтенант Давыдов.
После выхода из Харькова бригада в с. Алексеевка приступила к новому формированию.
Новый состав батальоны продолжая традиции первого состава, последующие годы с честью выполнял все боевые задачи и считался лучшей частью бригады.

В заключение, мне бы хотелось отметить следующее:
За короткий срок пребывания в батальоне до начала боев, я при всем желании не мог познакомиться  даже со всеми офицерами и совершенно не знал солдат, даже по фамилиям, только этим и объясняется отсутствие в памяти выдающихся героев. Но тех, кого я помню, хочу отметить. Это ст. лейтенанты Дурандин и Якимов, политрук Мохов, ст. сержант Загорулько, лейтенант Довыдов, лейтенант Зорин с группой солдат, уничтоживший два танка и взвод пехоты. Лейтенант Брагин, бесстрашный разведчик связист рядовой Ананьченко, пробравшийся к окруженным в домах отрядам, должно быть, только одному ему известными путями.
Лейтенант Рожков, мл. лейтенант Солдатов и отдельно хочется отметить за его мужество, хладнокровие, которые мне очень помогали уполномоченного «?» лейтенанта Воронова.
Оценивая со своей точки зрения бои за Харьков, необходимо для исторической справедливости отметить, что на бригаду была возложена непосильная задача. Получив приказ оборонять Харьков, при отсутствии необходимых сил и средств, бригада в первый же день превратилась в смертников.
Отсутствие связи и взаимодействия с частями РККА, которые так же обороняли Харьков, без общего плана и руководства, не могло привести к победе. За шесть дней кровопролитных боев, батальон только один раз имел связь со штабом бригады. На мою радиограмму: «Окружен со всех сторон, боеприпасов нет, жду указания». Я получил ответ за подписью полковника Танкопия: «Вспомните 28 панфиловцев». В таком же положении находились и другие части бригады. Да, и мог ли штаб бригады руководить частями, разбросанными в этом огромном городе, объятом пожаром, где в обстановке не смог бы разобраться любой стратег.
Видимо только всем этим и объясняются тяжелые потери бригады и гибель тысячи героев, из которых подвиг каждого способен украсить историю любой части.

23 января 1967 года, г. Москва
Дроздов Е.П.






12 марта 1943 года, вторая половина дня, район Харьковского мостаcharm123
1ХАРЬКОВ 43 ГОД КОМАНДИРЫ 0gu

вот такие были лица у наших командиров


01_1943_fev
3НАШИ ЕБАШАТ НЕМЦЕВ НА ПОДСТУПАХ К ХАРЬКОВУ 1gu
12МАРТА 43 Штурмовые отряды продвигаются по широким центральным улицам Харькова Сумская Улицаphoto06
39_1943
1ХАРЬКОВ КОНСТИТУЦИИ 431k-at-kharkov

Нынешняя площадь Конституции батальон Пайпера едет штурмовать мост возле кинотератра Москва

24_1943
32_1943