rcross (rcross) wrote,
rcross
rcross

Ванна с клопами

Оригинал взят у vlad_dolohov в Ванна с клопами
В связи с событиями этой весны в нашем информационном пространстве стало реже встречаться слово «россияне» и чаще – «русские». Как-то не ложится на язык «россияне» в связи с тем, что сейчас происходит. А «русские» – ложится.
Такого национального душевного подъёма, как сегодня, не добились бы никакие националисты. Как бы они его добились? А вот государству – достаточно оказалось пальцем пошевелить. Становится понятно, что не «империя» была причиной усталости русской нации, как твердили наши националисты. Причиной была болезнь империи. Пока с государством было плохо, и народа не видно было, а как оно начало подавать признаки жизни, так и народ сразу зашевелился.
Вот говорят – «государствообразующая нация». А в нашем случае впору говорить о «народообразующем государстве». Оно ведь и правда так: наш народ из враждующих племён и княжеств был собран. Потому и называемся мы именем прилагательным, что русские – это не род-племя, а те, кто общему делу служит, к нему приложен. Русские мореплаватели Беринг и Беллинсгаузен, полководцы Багратион и Баграмян, писатель Фонвизин, князья Юсуповы… «Государевы люди».
И неслучайно в авангарде нынешней русофобии – ненависть к государству. Кто инстинктивно – брюхом, щитовидной железой, – а кто и умом чувствует: «Если разберёмся с государством, эти, в ватниках, сами отвалятся. Государство – вот система, воспроизводящая ватников».
Перед началом карательной операции на Донецкой земле (ни у кого, наверное, больше не повернётся язык назвать это «востоком Украины» – кроме тех, о ком дальше пойдёт речь) я часто слушал радио, так получилось. И всякий раз…
Как бы это сказать. Слегка удивлялся? Нет, как раз не удивлялся совсем. Но чувство было всякий раз такое – будто принял ванну с клопами.
Раньше, может, и не обратил внимания бы. Но теперь, как раз из-за того, что жизнь в стране, кажется, начала меняться, слышать это всё было особенно дико.
Вот на одном канале выступает депутат украинской Верховной рады. «В России, – говорит, – возобладала неонацистская идеология при общем низком уровне морали». Ведущая сочувственно слушает. «Но спецслужбы у вас, – говорит, – сильные, а потому без помощи международного сообщества нам с вами не справиться. Авторитарный режим и полное бесстыдство вашего лидера…» Тут ведущая шевельнулась: давайте выбирать формулировки… Уговорила. «Фашистский, – говорит, – у вас режим!»
На другом канале двое смешливых ведущих:
– …Шли обратно и по сложившейся моде тоже захватили здание госадминистрации!
– Ха-ха… Слушай, а этот, так называемый народный губернатор, он чё вообще?
Переключаю на новости. «Экстремисты»… «Сепаратисты»… Ага, вот: «Пророссийские активисты». Ну хоть так…
– С места событий – наш корреспондент Пупкин! Василий, сколько человек на площади?
– Э-э, знаете, где-то человек сорок…
– Что можете сказать о составе приезжих? Это дончане, приезжие, молодые люди или больше пожилых?
– Э-э, много пожилых, да…
Через пару минут – другой корреспондент:
– На площади сейчас около десяти тысяч…
Его перебивают: постойте, нам сообщили, что всего несколько десятков!
– Э-э-э… Ну да… Количество постоянно меняется… Люди приходят, уходят… Сейчас, да, пожалуй… не так много…
Однажды я видел, как умирала домашняя кошка. Всю свою почтенную кошачью жизнь она провела в хозяйской квартире, побывав на улице лишь однажды, когда за много лет до этого выпала из окна. Кошка умирала от старости. Она очень отощала, шерсть поредела и встопорщилась, смотреть на неё было неприятно. И что поразительно. Она – вся! – была засижена блохами. Откуда они взялись в квартире? Как почувствовали, что там есть ослабшая кошка?
Блохи судорожно ползали по ней, даже слегка подпрыгивая, суетились, будто у них был аврал или субботник. Скорее дожрать – убить.
Вот что-то подобное происходит, по-моему, с новостными радиостанциями. Вся эта их «борьба», все их «информационные войны» (под завывания, что у нас, мол, нет никакой пятой колонны) выглядят как суета блох на кошке.
Что же они почувствовали?
Силу? Навряд ли. Кто чувствует в себе силу, тому незачем нервничать.
Безнаказанность? То же самое. Зачем нервничать, если тебе ничего не угрожает...
Это есть их последний и решительный бой. А судя по поведению «бойца» – последний, решительный и уже проигранный.
Их «кошка» – информационные ресурсы, «площадки», субсидии, инвестиции – система олигархических «удельных княжеств», питающая «свободолюбивые СМИ», – всё это заканчивается. Можно было бы покончить с этим в один день, но это было бы резким, импульсивным движением. А победитель, уверенный в своих силах, не совершает судорожных движений.
Что было (дважды в ХХ веке) причиной упадка Русской империи? Её выжирали изнутри «элиты» – как выедает дом плесень: вроде и стены целы, а жить нельзя. Нам не стены ломать – нам надо плесень вытравить. Устранить от власти «элиты», не желающие строить и воевать, потому что это отвлекает их от жранья. А для этого – поставить страну в такие условия, когда не строить и не воевать невозможно.
Это и происходит. Постепенно и аккуратно – «вежливо». Даже жалко немножко, что так вежливо. Драки ужасно хочется.
© Лев Пирогов
http://www.lgz.ru/article/-16-6459-23-04-2014/vanna-s-klopami/?fb_action_ids=10152377721827460&fb_action_types=og.likes&fb_source=aggregation&fb_aggregation_id=288381481237582
Tags: пятая колонна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments