rcross (rcross) wrote,
rcross
rcross

Международная реакция

Оригинал взят у werewolf0001 в Международная реакция
http://inosmi.ru/russia/20140730/222007226.html
Когда Кремль объявил, что Владимир Путин проведет 22 июля специальное заседание Совета безопасности по вопросу «обеспечения суверенитета и территориальной целостности России», обозреватели всего мира стали гадать, какой козырь на сей раз вытащит из рукава коварный российский президент.

С тех пор, как 17 июля с украинских небес упал вниз рейс МН17 Малайзийских авиалиний, в адрес Путина все чаще раздаются гневные требования прекратить поддержку повстанцев, которых подозревают в уничтожении лайнера. Воспользуется ли он этой возможностью, чтобы перекрыть границу с Украиной и остановить поток российских добровольцев и оружия на восставший восток? Или он ответит с вызывающим неповиновением, а может, даже начнет военную операцию в ответ на то, что украинские войска в последние недели якобы обстреливают территорию России?

Путин не сделал ни того, ни другого. Пока президент, похоже, остановился и уходит от решительных действий, не идя ни на примирение, ни на полный разрыв с Западом. Он пообещал оказать воздействие на ополченцев, чтобы обеспечить беспрепятственное проведение расследования на месте катастрофы. Это существенный шаг вперед с учетом того, что на протяжении всех пяти месяцев украинского кризиса он не соглашался принуждать повстанцев ни к чему, что от него требовали западные лидеры. Но в то же время, Путин отказался от той роли, в которой он чувствовал себя весьма комфортно с начала украинского кризиса: набрасываться на Запад за введенные им санкции и возлагать вину на правительство в Киеве.

Катастрофа самолета Малазийских авиалиний, похоже, поставила Путина в цугцванг. Это такой немецкий шахматный термин, который очень любят российские политологи. Он означает такое положение, в котором любой ход игрока ведет к ухудшению его позиции. С одной стороны, новые санкции могут серьезно навредить российской экономике. Бывший министр финансов и высокопоставленный советник Путина Алексей Кудрин недавно предупредил, что дальнейшие санкции могут привести к сокращению зарплат простых россиян до 20 процентов. На этой неделе могут быть введены дополнительные санкции Евросоюза, потому что Путин в последнюю минуту отказался пойти на уступки, и решил и дальше вооружать повстанцев на востоке Украины. Но с другой стороны, он не может выйти из этого конфликта после того, как вложил в противостояние с Киевом столько политического капитала на внутренней и международной арене. Он вряд ли допустит, чтобы повстанцы были разгромлены.

«Путин все предыдущие месяцы совершал умные внешнеполитические маневры, чтобы не подвергнуть опасности свою политику в отношении Украины, и в то же время предотвратить введение более масштабных и суровых санкций. Для этого он использовал разногласия между США и Европой, и даже между разными европейскими странами, — говорит независимый политолог Маша Липман. — Но похоже, что после трагедии Малазийских авиалиний пространство для маневра у него сузилось».

Похоже, что сейчас президент просто тянет время. Федор Лукьянов, возглавляющий независимый аналитический центр Совет по внешней и оборонной политике, говорит, что Путин будет ждать, найдет ли следствие прямые улики, указывающие на то, кто виновен в уничтожении самолета. И лишь после этого он сформулирует свою реакцию.

Ситуация в Донецке


Но политика выжидания и увиливания долго продолжаться не может. Американские руководители постоянно призывают Путина отказаться от поддержки повстанцев на востоке Украины. Но если повстанцам будет нанесено военное поражение силами Киева, что весьма вероятно в случае прекращения российской помощи, то Путин столкнется с серьезными проблемами у себя дома.

Благодаря крикливому освещению украинского кризиса в российских СМИ и обещаниям Путина защитить русскоязычное население на всем постсоветском пространстве, общество прочно встало на сторону повстанцев. Проведенный в июне опрос показал, что 40 процентов россиян выступают за прямое военное вмешательство на востоке Украины, а 64 процента считают, что Москва должна помогать ополченцам оружием и военными советниками.

Если Путин отступится от Украины, закроет границу, отзовет обратно российских командиров и добровольцев, и бросит ополченцев на произвол судьбы, чтобы с ними расправились киевские «фашисты», это наверняка снизит рейтинги популярности президента, которые, по данным Института Гэллапа, выросли до 83 процентов. Такой же показатель был у Путина тогда, когда Россия в 2008 году осуществила военную интервенцию против Грузии. Такая широкая поддержка укрепляет «основы российской стабильности», то есть, позиции Путина как высшего судьи в кремлевских спорах — и любое снижение популярности либо обманутые ожидания могут открыть трещины в рядах политической элиты, говорит Липман.

Кроме того, давление на Путина оказывают крайне правые эксперты, продвигающие идею «русской весны», в ходе которой должны быть возвращены разбросанные по всему постсоветскому пространству русскоязычные территории. Такие идеологи как профессор философии Александр Дугин, призывающий Россию захватить Украину и бросить вызов американской гегемонии в Европе, регулярно появляются в прайм-тайм на телевидении и работают советниками у депутатов парламента.

«Мы не должны зависеть от колебаний Путина, — написал на своей страничке в Facebook на следующий день после выступления президента на заседании Совета безопасности Дугин. — Он колеблется, но российский народ - нет. Он тянет с принятием решений, но российский народ его уже принял. Новороссия будет существовать. Русский мир будет существовать». (Новороссия — это такой термин националистов из движения панславянизма, которым они обозначают регионы на востоке и юге Украины, считая их русскими по истории и культуре.)

Но хотя Путин старается казаться сильным и решительным внутри страны, действительность имеет свои серьезные отличия. Кремль не стал направлять на восток Украины сухопутные войска, как просили ополченцы, а пророссийские отряды повстанцев вооружены гораздо хуже по сравнению с теми российскими подразделениями без опознавательных знаков, которые в марте захватили Крым. Это неслучайно, говорит посвященный в прошлом в кремлевские дела Глеб Павловский, который стал либеральным аналитиком. Путин в последние три недели даже проводит политику «осторожной де-эскалации» в восточной Украине, убирая из отрядов ополченцев российских боевиков, и тем самым устраняя следы причастности Кремля. Но в качестве компенсации ему пришлось увеличить поставки оружия повстанцам, и это привело к катастрофе борта Малайзийских авиалиний.

«Он первым дистанцировался от ополченцев, и его заявление о готовности оказать на них давление - это реальный жест, — говорит Павловский. — Мы не знаем, будет ли выполнено это обещание, однако он демонстрирует стремление к дипломатическому урегулированию конфликта». Сейчас Украина и Запад должны сделать собственные уступки, дабы показать, что они хотят вести переговоры и готовы позволить Путину пойти на компромисс без ущерба его авторитету, утверждает Павловский.

Но близкие к Кремлю люди, такие, как проректор Российского экономического университета имени Плеханова Сергей Марков, не считают, что Путин пойдет на компромисс сейчас или в будущем. Путин продолжит свою стратегию по оказанию помощи повстанцам, и не только из страха перед снижением рейтингов, говорит Марков.

«Путин не боится принимать жесткие решения, — отмечает он. — Важнее рейтингов для него то, что он действительно считает целью США на Украине (в украинском кризисе) сделать эту страну антироссийской и начать войну между Украиной и Россией, а потом организовать переворот и привести к власти своих марионеток, которые разрушат Россию».

Звучит весьма неожиданно и странно, но в своей речи 22 июля Путин уделил большое внимание предостережениям о пятой колонне и о попытках переворота. Странам, которые выступают против Запада, грозят стимулируемые извне «цветные революции», проводимые с целью свержения их правительств. Об этом Путин заявил в своем 13-минутном выступлении перед членами Совета безопасности. Он добавил, что разведслужбы, информационные технологии и неправительственные организации будут использоваться для того, чтобы «раскачать общественно-политическую ситуацию, ослабить Россию, ударить по уязвимым, проблемным местам». Он пообещал крепить оборону страны, особенно в присоединенном недавно Крыму, а также отвечать на новые учения НАТО вблизи российских границ и на усилия США по созданию системы противоракетной обороны.

Несмотря на вызывающий тон, Путин явно оказался на перепутье. Ему придется принимать во внимание свое обещание защищать русскоязычных людей, которое он дал в качестве оправдания для присоединения Крыма, и учитывать тот националистический пыл, который породило его обещание, говорит Лукьянов. «Ему придется делать выбор между идеей национальной „русской весны“, защитой соотечественников, воссоединением расколотого русского мира и геополитическими стратегическими интересами, — заявляет он. — В каком бы направлении ни пошел Путин, он может только проиграть».

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20140730/222007226.html#ixzz39UN6qiEj
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

http://inosmi.ru/world/20140805/222150350.html
Лишняя деликатность вредна, особенно, когда имеешь дело с русскими. Им нужно прямо говорить, что тебе нужно. Скажем, когда президента Рейгана однажды попросили объяснить, в чем цель холодной войны, он ответил: «Мы выигрываем, они проигрывают».

Что ж, как сказал бы тот же самый президент: «Теперь опять придется по новой».

Когда в прошлом месяце над Украиной был сбит авиалайнер компании Malaysia Air, всем, — и президенту Обаме, и даже некоторым беспечным европейским лидерам, — наконец, стало понятно то, что им давно пора было понять: российский президент Владимир Путин — серьезная угроза миру во всем мире.

Теперь президент и его европейские коллеги с запозданием, зато аккуратно и ловко, вводят финансовые санкции против российских энергетических компаний, банков и даже ряда отдельных российских миллиардеров — так называемых олигархов. Это правильная стратегия, однако задачу санкций лидеры определяют неправильно.

Судя по заявлениям президента, представителей администрации и европейских лидеров — в том числе британского премьер-министра Дэвида Кэмерона и канцлера Германии Ангелы Меркель, — санкции направлены на то, чтобы наказать Путина и заставить его понять, как сильно он ошибся. Если говорить конкретнее, западные лидеры хотят, чтобы он удовлетворился Крымом и не пытался сожрать остаток Украины. Кроме того, им важно, чтобы он ограничился украинскими делами и не начал угрожать независимости других европейских стран — например, Латвии и Эстонии.

Ну что тут скажешь: если знание европейской истории — а также детство, проведенное в бруклинском школьном дворе, а не, скажем, в самой элитной частной школе на Гавайях, — чему-то может научить, то, в первую очередь тому, что негодяев вроде Путина невозможно остановить наказаниями, а собственных ошибок они не осознают. Подонки хорошо умеют переносить боль, и неспособны изменить свое поведение. Они продолжают в том же духе, пока кто-нибудь не успокоит их — раз и навсегда — хорошим нокаутом.

Соответственно, целью наших санкций должно быть одно — заставить тех, русских, на которых держится власть Путина и которые терпят Путина у власти, отправить его в нокаут.

Kaiser Aluminum или Киев?

Чтобы заставить этих русских действовать — и обеспечить, таким образом, успех стратегии санкций — необходимо как можно скорее расширить уже возникший разрыв между их финансовыми интересами и политическими амбициями Путина. Руководство российских корпораций не интересуют ни Украина, ни безумные мечты Путина о возрождении империи Романовых. Они сражаются в переговорных, а не на поле битвы. Враждебное поглощение Kaiser Aluminum им было бы куда интереснее, чем взятие Киева. Российский олигарх — один из самых наглых, самовлюбленных и несимпатичных типов миллиардера в истории. Старое словечко нувориш для них выглядит слишком слабым. В жизни их волнуют исключительно их яхты, их самолеты и их любовницы — фигуристые блондинки-шопоголички, которых они держат в своих дорогих квартирах в Лондоне, в Нью-Йорке и на Ривьере и любят показательно выводить в роскошные рестораны.

Готовы они отказаться от всего этого ради Донецка? Или, может быть, ради Риги или Таллина? Вы шутите?

Именно поэтому санкции сработают, если президент и его европейские коллеги продолжат закручивать гайки, если они продолжат мешать деловой активности российского бизнеса (например, блокируя ему доступ к капиталу) и если они продолжат осложнять жизнь российским плейбоям-олигархам — скажем, блокируют их кредитные карты и не позволят их частным самолетам садиться в западных аэропортах. Главное, чтобы президент и европейские лидеры не прекращали повторять русским — публично и в открытую, — что все это закончится, как только Владимир Путин навсегда покинет Кремль.

Россия после Путина вряд ли станет демократией в западном стиле — по крайней мере, вряд ли станет ей сразу, — однако без Путина она не будет больше угрожать миру. Дело в том, что сейчас Россия больше похожа на латиноамериканскую диктатуру 1950-х годов, чем на СССР. Советский Союз был — сверху донизу — полицейским государством, в котором Коммунистическая партия во главе с Политбюро контролировала все аспекты частной и общественной жизни по всей стране. Когда один генеральный секретарь сменял другого, менялось не так уж много. Нынешняя Россия ближе к театру одного актера. Хотя Путину нравится считать себя новым Сталиным, он, скорее, напоминает аргентинского диктатора Хуана Перрона (правда, с ядерной бомбой). Крайне маловероятно, что его преемник, кто бы им ни стал, продолжит его политику и будет нападать на Украину или как-нибудь иначе угрожать европейской политической стабильности. Конечно, едва ли Путина сменит кто-то из восходящих демократически мыслящих российских суперзвезд — таких, как бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Однако почти наверняка нового лидера России будет заботить, как удержать на плаву российскую экономику, а не как возродить империю Романовых.

Путин — это их проблема, а не наша

Проще говоря, мы должны дать российским олигархам и топ-менеджерам, против которых направлены западные санкции, понять, что Путин — это их проблема, а не наша. Возможно, эти люди не обладают политическим гением и возвышенным патриотизмом наших отцов-основателей, но они — не идиоты. Скорее всего, им не потребуется много времени, чтобы собраться для тихого разговора — например, в московском офисе или, что более вероятно, на яхте где-то у Лазурного берега, — чтобы... ну, скажем, решить, что будет лучше для будущего России.

Так как деликатность с русскими не работает, президент и его европейские коллеги должны дать этим людям абсолютно ясный сигнал о том, что нас не интересует, как именно они будут решать проблему Путина. Если они смогут убедить старого доброго Владимира покинуть Кремль с воинскими почестями и торжественным салютом, — отлично. Если Путин слишком упрям, чтобы понять, что его карьера закончена, и из Кремля его можно вынести только вперед ногами с дыркой в затылке — нас это тоже устроит.

Мы не будем возражать и против определенной иронии... Например, когда Путин в следующий раз будет возвращаться в Москву после очередного визита к своим кубинским, венесуэльским или иранским друзьям, его самолет вполне могут сбить какие-нибудь сомнительные повстанцы, в руки к которым неким непонятным образом попала ракета «земля-воздух».

Герберт Мейер при президенте Рейгане был специальным помощником директора ЦРУ и вице-президентом Национального разведывательного совета при ЦРУ. Он — автор двух книг: «Как анализировать информацию» («How to Analyze Information») и «Лекарство от бедности» («The Cure for Poverty»).

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140805/222150350.html#ixzz39UNDWRzq
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

Санкции, введенные ЕС и Америкой, призваны заставить Россию отказаться от агрессии в отношении украинского государства, которая была эффектом не минутных заблуждений, а поддерживаемой российским обществом стратегии Кремля.

Проблема у Запада есть не столько с Путиным, сколько с россиянами: если бы президент утратил власть, его политика не ушла бы вместе с ним. Россия оказалась на повороте, но может выйти из него и усилить свою позицию, либо рухнуть. У нас нет долгосрочного сценария ни на один из этих вариантов.

1. Москва не может рассчитывать на то, что ее действия будут встречены с пониманием даже в таких благоволящих к ней странах, как Германия или Франция. Если они и дальше хотят заниматься с ней бизнесом, то руководствуются исключительно экономическим расчетом, утратив прежнюю симпатию. Это означает изоляцию: либо длительную, либо временную: еще будет видно. Однако эта изоляция будет иметь геополитические последствия.

Путин призвал своих подданных подготовить план действий для всего государства и его экономики при отсутствии поставок с Украины, которые особенно важны для вооруженных сил: российские самолеты и вертолеты летают на украинских двигателях, а российские суда работают на украинских турбинах. На Украине находится также единственная на всей постсоветской территории верфь, которая производит десантные корабли на воздушной подушке. Прежде чем о санкциях заявили ЕС и США, их уже успешно применял Киев.

Можно представить, что в течение нескольких лет россияне могли бы заместить украинские элементы отечественной продукцией, однако этому помешают убытки, вызванные западными санкциями. Ни у кого в мире, кроме Америки и Западной Европы, нет также технологий глубоководной добычи нефти. Российские банки, отрезанные от финансирования текущей деятельности посредством продажи ценных бумаг на западных рынках, долго не протянут и попросят помощи государства, у которого будет все меньше доходов от налогов и торговли нефтью.

Так что рано или поздно России придется обратиться к Китаю, обладающему достаточным количеством ресурсов, чтобы поддержать ее банковскую систему, а также заинтересованному в углублении экономического и военного сотрудничества. Если война на Украине и санкции приведут к союзу, который займет доминирующую позицию в Евразии, для Запада это станет пирровой победой. К счастью, Пекин давно не играет с Москвой на партнерских основаниях. Потенциальный союз кажется Москве привлекательным вариантом, но в реальности он быстро мог бы обернуться формулой вассал - суверен, и Москва была бы в нем вовсе не вторым.

2. В такой ситуации Россия превратится в самостоятельную планету. Однако такой вариант тоже нереален, поскольку у нее нет сырьевых, демографических и финансовых ресурсов, чтобы жить в относительной изоляции от мира. Москва старается внедрить собственную систему спутниковой навигации, банковских карт, собственные браузеры, укрепляет технологический потенциал, чтобы обойтись без украинской продукции, и даже создает свою Кремниевую долину, но все эти усилия не приносят значительных результатов. У России нет ни научной, ни производственной базы, чтобы заменить западные технологии, а получить их у отсталого в этом смысле Китая также не получится.

Независимость от мира — это иллюзия, и она неизбежно приведет к экономической и цивилизационной деградации. Такой кризис был бы не менее опасен, чем российско-китайский союз, так как он может привести к краху государства и хаосу. В 90-е годы мировые политики всерьез считались с возможностью дезинтеграции и территориального распада России. Сейчас ситуация выглядит иначе, но после нескольких лет санкций и вынужденной автаркии вероятность таких драматических событий значительно возрастет.

3. Мы не знаем, что делать, если Россия заключит пакт с Китаем, или как действовать, если она распадется. Мы вообще не знаем, чего мы хотим от России, и мало кто верит, что она когда-нибудь станет демократическим государством по западному образцу. Она не станет таковым, потому что этого не хотят простые россияне. Украина — лишь фрагмент большой игры, и даже если санкции заставят Кремль отступить на этом фронте, он нанесет удар на другом. Так что следует ослабить Россию санкциями, но так, чтобы не допустить ее краха, а потом предложить ей мир в обмен на то, что она не станет расширять свои территории. Другого выхода нет, разве что большая победоносная война с Москвой, но ведь этого никто не хочет.

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20140805/222157473.html#ixzz39UNLYR9G
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
Tags: ВВП, война, геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments