rcross (rcross) wrote,
rcross
rcross

Вместо некролога

Оригинал взят у colorados_force в Вместо некролога
Весьма показательная биография типичного майдановца: неудачник, посредственность, ярый сторонник Майдана, бестолковая смерть на фронте гражданской войны. Не добавить, Не убавить.

Олег Задоянчук: повестка в почтовом ящике, причастие перед уходом и последний репортаж

  • Олег Задоянчук


С 3 на 4 сентября под Луганском погиб журналист Укринформа Олег Задоянчук. Погиб первый мобилизован украинский журналист. Он до последнего вздоха верил во все, что пишет, и пошел за это на смерть. Журналист государственного агентства стал добровольцем, чтобы защищать наше государство, и умер за нее. Его убили во время обстрела Смерч в селе Дмитровка Новоайдаривського района. Обстрел осуществлялся с территории РФ.

Перед тем, как ехать на похороны, просматриваем Фейсбук-аккаунты журналистов. Корпоративная сообщество, поражена смертью Олега, о нем пишет. Бросился в глаза такой комментарий (подаем с сохранением орфографии):

«Anna Vladko «Олежка! Ты бросил военное училище и поступил на журфак, считая что заглянуть в душу важнее, чем применить силу...

Ты интересовался людьми и тем, что людей интересует - подробно и в деталях, включая технологию изготовления кленового сиропа:)...

Ты переживал за свою страну и в последний наш разговор от тебя вдруг прозвучало: "Думаю лишь о том, надо ли умирать нашим солдатам"...

Прощаясь вечером, ты всегда желал снов - сладких, а Утра - солнечного...

Ты обещал не пропадать надолго, а сам тихонько ушел на войну...»



ПОВЕСТКА В почтовом ящике и Причащения ПЕРЕД УХОДОМ

В автобусе по дороге на военное кладбище на Лукьяновке, сотрудники Укринформа вспоминали немало подробностей.

«Мы говорили ему: Олег, предлагаем перенести твою мобилизацию на несколько более поздний срок, - рассказывает Дмитрий Шкурко, руководитель редакции, где работал Задоянчук, - сейчас нам объективно нужны опытные журналисты, пишущие на тему АТО. Мы даже подготовили письмо Минобороны с просьбой отсрочить его мобилизацию. Но он сказал: нет, это судьба. Я не знал, что он имел такую ​​серьезную профессиональную биографию. Но отдавал должное: профессиональный и инициативный сотрудник, так чувствует тему, при этом был готов в любой момент выйти на любое событие, подменить коллег ».

На его похороны собрались известные журналисты и руководители украинских медиа. Ожидая, когда привезут Олега, слушаем рассказы о нем.

Рассказывает его давний друг (не захотел представиться): «Олег во времена Януковича был без работы. Делал на фрилансе аналитику «Проявление дня», фактически, наводка для менеджмента телеканалов на то, какие темы и спикеры лучшие для освещения в новостях и сюжетах с обоснованием и объяснением, почему именно эта тема. Эта очень качественная работа была бы востребована в условиях свободной редакционной политики. Это был его проект, ведь Олег долгое время работал редактором именно телевизионных программ. Но потом каналам «закрутили гайки», на них начали «давить», проект оказался ненужным. Затем был Майдан. Олег был счастлив этим периодом, принимал в нем активное участие. Его родители постоянно мне звонили, я был единственный, чей телефон оказался в их домашнем справочнике. Они просили найти Олега, я находил, он им перезванивал и успокаивал. В середине лета он в военкомате записался добровольцем, но набора еще не было. Затем он перешел в штат Укринформа. Говорил мне, что деньги там небольшие, но это то, чем он хотел заниматься. Когда начался набор на фронт, и решили брать тех, кто записался раньше, ему пришла повестка. Он просто нашел ее в почтовом ящике. Он, как и раньше, хотел воевать, единственное, что его сдерживало, - он получил работу, которую хорошо знал, какая была ему интересна и которую считал полезной. Но его желание идти на войну победило ».

«Если я спрячусь за монитором, то эта повестка придет кому другому», - так сказал он своей давней приятельнице в агентстве.

На кладбище подъехал священник. Отец Александр Шмуригин, священник УПЦ КП, который служит во Владимирском соборе.

- Олег был членом нашей общины Владимирского собора. Он был у меня на исповеди и приступил к причастию на Успение Богородицы 28 августа, - рассказал отец Олег, - но не сказал, что идет на фронт. Так получилось, что Олег знал мою семью. Моя жена говорит, что прихожан много, но встречая глазами Олега, всегда удивлялась, как искренне и по-доброму улыбаются глаза. У него в церкви было свое место, у иконы Богородицы Нечаянная Радость. Он стоял на службах так, как стоят все воцерковленные люди, как свеча, слушал внимательно и сконцентрировано. У нас во Владимирском соборе служат семь священников, и все его помнят. Вчера я показал родителям место во Владимирском соборе.

Могила Олега Ивановича расположена справа от еще одного свежего захоронения - могилы тоже Олега Ивановича - Михнюк, лидера афганской сотни, которого несколько недель назад разорвало миной под Луганском. Два Олеги, два героя лежать рядом.

АКТЕР И ЖУРНАЛИСТ: НА ПОЛУ КЛУБА ПРИ РОССИЙСКОГО ОБСТРЕЛА

Пронести гроб Олега Задоянчука от главного входа Лукьяновского кладбища к месту захоронения - менее десяти минут. Это было недолгое прощание. Несмотря на то, что прощаться с Олегом пришла не одна сотня известных телеведущих и журналистов, говорить никто не мог. Журналисты, пришедшие не только прощаться, но и работать, даже не подходили к коллегам. «Давайте не сейчас», - говорили друг другу глаза коллег.

Едва ли не единственным, кто публично выступил и попрощался, был Иван Лелюх. Солдат Двенадцатого территориального батальона, который провел с Олегом три его первые-последние дни на фронте, актер, призван на несколько недель раньше.

- Мы работали вместе все три дня его пребывания в армии, - рассказал Иван Лелюх, по специальности актер, по должности - начальник клуба, - когда Олега прислали к нам, то увидев его опыт в информационной сфере, я предложил служить в одном подразделении. Мы занимались информационной и воспитательной работой. Я выезжал на передовую, снимал на камеру жизнь батальона. Олег днем ​​писал журналистские материалы, даже один успели напечатать, а ночью выезжал вместе со спецназом, чтобы учиться именно боевой подготовке, стрельбам. Он собирал и записывал армейские шутки и были. Это было очень ощутимо с первых дней - какой он патриот. Последнюю ночь артобстрела мы ночевали в клубе. Именно туда днем ​​приходили отдыхать бойцы с передовой. Вечером перед обстрелом он предложил мне перейти на "ты". Когда начался обстрел, мы лежали на полу. Мы не представляли, куда бежать, ведь мы сами были «тылом», а стреляли со стороны России. Куда бежать? После первого взрыва, я крикнул: «Олег, ты жив ?!». Он ответил: «Живой». На второй мой крик не ответил. Я дополз до него. Вытащил из-под какого завала, позвал помощь. Надеялся, что он жив, просто контужен. Но на следующий день мне сообщили, что Олег умер. Я думал, что мы много сделаем вместе.

«Первые годы Олег учился в Санкт-Петербурге, в военном училище, а потом понял, что это не его. Но не его страна, его путь. Приехал в Украину и сдал экзамены в Киевский госуниверситет, мы дружили в студенческие годы, - рассказала Наталья Багинская, - И я его очень любила. Олег был такой тщательный и даже занудный в своем анализе, но казался очень точен в своих выводах. "Мы побеждаем, - говорил он возвышенно во время Майдана. - Процессы, которые происходят в Украине необратимы. И выросло совершенно новое поколение". Он очень верил в эту страну ».

- Вам не кажется, что ситуация немного странная, когда мужчины, ранее нос только караульную службу, 29-го призывают и сразу уходит больше фронт? - Спросили мы у полковника Сергея Асанова, который собственно призывал Олега.

- Ничего удивительного. Он пришел как доброволец. А если человек пришел добровольцем, то нет ни морального, ни законного права отказать ему в его намерении защищать Родину. Он пришел, мы поговорили, он знал, что едет в Луганскую область. Те, кто призываются по мобилизации, идут в учебную часть, а Олег Иванович пришел добровольцем, и конкретно - в батальон территориальной обороны. Он знал, что попадет в зону боевых действий. Тем более, что первичных навыков пользования оружием он приобрел.

- Вы его запомнили?

- Да. Он был очень спокоен, очень рассудительный. А на мой вопрос, готов ли он, ответил: «Кто, если не мы?"

Олега отпели.

Родители еще долгое время не могут отойти от гроба. «Забери меня, сыночек», - слышим слова Олеговой мамы перед тем, как гроб опускают в землю. Последний салют. Уже направляясь за ограждение, слышим слова отца Александра, доносящиеся до нас: «Умер, выполняя нашу главную заповедь - любовь. Умер, потому что хотел, чтобы наша земля была независимой, была цветущей и была счастливой ... »

Елена Солнцева, Киев.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments