Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Уличные портреты американцев от Майка Питерса

Оригинал взят у shaltay_boltay в Уличные портреты американцев от Майка Питерса
Оригинал взят у b_picture в Уличные портреты американцев от Майка Питерса
Майк Питерс (Mike Peters) с 2000 года числится штатным фотографом в университете Нью-Джерси. Ранее он снимал фоторепортажи для газет и журналов. На протяжении всей профессиональной карьеры Питерс всегда параллельно трудился над личными проектами, в которых самовыражался и представлял собственный стиль. Чаще всего он предпочитает снимать уличные портреты в квадратном формате на цветную пленку.

«Я считаю, что все фотографии должны устанавливать связь, чтобы зритель мог почувствовать что-то знакомое или представить себе историю о кадре. Фотографирование людей — это самая большая и интересная задача. Снимаю ли я напрямую без спроса или сотрудничаю с объектом съемки, моя цель в том, чтобы найти для портрета спонтанный момент, богатый визуальными подсказками, которые затронут ваше воображение», — говорит Майк Питерс.


Collapse )


Аркадий Каманин - самый юный лётчик Великой Отечественной Войны

Оригинал взят у karhu53 в Аркадий Каманин - самый юный лётчик Великой Отечественной Войны
Аркадий Каманин - самый юный лётчик Великой Отечественной Войны

Известно множество историй о сынах полков и кораблей, мальчишках, оставшихся без родителей и взятых на воспитание военными частями. Но чтобы 14-летний подросток, не окончивший летную школу, стал боевым летчиком и столь успешно выполнял свой долг, что Родина отметила его службу тремя орденами… Такое в мировой практике случалось лишь однажды.

Collapse )



Ты не ранен, ты просто убит...

Оригинал взят у aloban75 в Ты не ранен, ты просто убит...
Иона Дегев война Великая Отечественная


Его стихов не найдёшь в школьных учебниках. Кто он? Человек, творивший историю.

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.


[Далее]

Иона Дегев война Великая Отечественная

Эти стихи написал 19-летний лейтенант-танкист Иона Деген в декабре 1944 года. Их никогда не включат в школьные хрестоматии произведений о той великой войне. По очень простой причине – они правдивы, но это правда — другая, страшная и невероятно неудобная для тех, кто пишет на своих машинах: «1941-1945. Если надо – повторим».

Иона после 9 класса поехал вожатым в пионерлагерь на Украине в последние мирные июньские дни 41 года. Там его и застала война. В военкомате отказались призвать из-за малолетства. Тогда ему казалось, что через несколько недель война окончится в Берлине, а он так и не успеет на фронт. Вместе с группой таких же юношей (некоторые из них были его одноклассниками), сбежав из эвакуационного эшелона, они смогли добраться до фронта и оказались в расположении 130 стрелковой дивизии. Ребята добились, чтобы их зачислили в один взвод.

Так в июле 41 года Иона оказался на войне.

Девятый класс окончен лишь вчера.
Окончу ли когда-нибудь десятый?
Каникулы — счастливая пора.
И вдруг — траншея, карабин, гранаты,
И над рекой до тла сгоревший дом,
Сосед по парте навсегда потерян.
Я путаюсь беспомощно во всем,
Что невозможно школьной меркой мерить.



Через месяц от их взвода (31 человек) останется всего двое. А дальше – окружение, скитание по лесам, ранение, госпиталь. Вышел из госпиталя лишь в январе 42 года. И снова требует отправить его на фронт, но ему еще полтора года до 18 – призывного возраста.

Иону отправили в тыл на юг, на Кавказ, где он выучился работать на тракторе в совхозе. Но война сама пришла туда летом 42 года, и Дегена взяли добровольцем в 17 лет, он снова на фронте, на этот раз в разведвзводе. В октябре – ранение и опять тяжелое. Пуля вошла в плечо, прошла через грудь, живот и вышла через бедро. Разведчики вытаскивали его в бессознательном состоянии из-за линии фронта.

31 декабря 1942 года его выписали из госпиталя и как бывшего тракториста отправили на учебу в танковое училище. В начале 44 года он с отличием заканчивает училище и весной младший лейтенант Иона Деген на новеньком Т-34 снова оказался на фронте.

Так начались его 8 месяцев танковой эпопеи. И это не просто слова. Восемь месяцев на фронте, десятки боев, танковые дуэли — все это во много раз превышает то, что отмерила судьба многим тысячам других танкистов, погибшим на той войне. Для лейтенанта Дегена, командира танковой роты все закончится в январе 1945 года в восточной Пруссии.

Как он воевал? На совесть. Хотя Т-34 был одним из лучших танков второй мировой войны, но к 44 году все же устарел. И горели эти танки часто, но Ионе до поры до времени везло, его даже прозвали счастливчиком.

Иона Дегев война Великая Отечественная

На фронте не сойдешь с ума едва ли,
Не научившись сразу забывать.
Мы из подбитых танков выгребали
Всё, что в могилу можно закопать.
Комбриг уперся подбородком в китель.
Я прятал слезы. Хватит. Перестань.
А вечером учил меня водитель
Как правильно танцуют падэспань.

Лето 1944


Случайный рейд по вражеским тылам.
Всего лишь взвод решил судьбу сраженья.
Но ордена достанутся не нам.
Спасибо, хоть не меньше, чем забвенье.
За наш случайный сумасшедший бой
Признают гениальным полководца.
Но главное — мы выжили с тобой.
А правда — что? Ведь так оно ведется.

Когда гибнут один за другим твои товарищи, появляется другое отношение к жизни и к смерти. И в декабре 1944 года он напишет то самое знаменитое стихотворение в своей жизни, которое назовут одним из лучших стихотворений о войне:

..ты не плачь, не стони, ты не маленький,
ты не ранен, ты просто убит.
дай на память сниму с тебя валенки.
нам еще наступать предстоит.

Он не знал, что судьба отмерила совсем немного. Всего лишь месяц. А через много лет на гранитном памятнике на братской могиле высекут его имя. В списке лучших советских танкистов-асов под номером пятьдесят вы прочтете – Иона Лазаревич Деген. гвардии лейтенант, 16 побед (в том числе 1 «Тигр», 8 «Пантер»), дважды представлен к званию Героя Советского Союза, награжден орденом Красного Знамени.

Иона Дегев война Великая Отечественная

21 января 1945 года его Т-34 был подбит, а экипаж, успевший выскочить из горящего танка, немцы расстреляли и закидали гранатами.
Он был еще жив, когда его доставили в госпиталь. Семь пулевых, четыре осколочных ранения, перебитые ноги, открытый перелом челюсти. Начался сепсис и в то время это был смертный приговор. Спас его главврач, потребовавший поставить ему страшно дефицитный пенициллин внутривенно. Казалось, это была бесполезная трата драгоценного лекарства, но у Бога были на него другие планы — Иона выжил!

Потом была реабилитация, пожизненная инвалидность – и это все в 19 то лет…
А затем долгая и очень непростая жизнь в которой наш герой-танкист смог достичь новых невероятных высот. Еще в госпитале он решил стать врачом. В 1951 году закончил с отличием мединститут. Стал оперирующим врачом-ортопедом. В 1959 первым в мире он проведет реплантацию верхней конечности (пришил оторванную руку трактористу).

Будет у него и кандидатская, и докторская, длинный путь к признанию. Уж очень неудобным был этот маленький бесстрашный хромой еврей, никогда не стесняющийся говорить правду, всегда готовый дать в морду зарвавшемуся хаму, невзирая на чины и должности.

В 1977 Иона Лазаревич уедет в Израиль. И там он будет востребован как врач, получит почет и уважение, но никогда не отречется от своей Родины.

Иона Дегев война Великая Отечественная

Жив он и по сей день. В 2015 году ему исполнилось 90 лет, но характер его ничуть не изменился.

В 2012 году в ему как и остальным ветераном в российском посольстве военный атташе под звуки торжественной музыки вручил очередные юбилейные награды. После окончания церемонии наш ершистый герой прочитал вот эти свои стихи.

Привычно патокой пролиты речи.
Во рту оскомина от слов елейных.
По-царски нам на сгорбленные плечи
Добавлен груз медалей юбилейных.
Торжественно, так приторно-слащаво,
Аж по щекам из глаз струится влага.
И думаешь, зачем им наша слава?
На кой… им наша бывшая отвага?
Безмолвно время мудро и устало
С трудом рубцует раны, но не беды.
На пиджаке в коллекции металла
Ещё одна медаль ко Дню Победы.
А было время, радовался грузу
И боль потерь превозмогая горько,
Кричал «Служу Советскому Союзу!»,
Когда винтили орден к гимнастёрке.
Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.
Равны в пределах нынешней морали
И те, кто блядовали в дальнем штабе,
И те, кто в танках заживо сгорали.
Время героев или время подлецов – мы сами всегда выбираем как жить.

Есть люди, которые творят историю. И это вовсе не политики, а вот такие вот люди как Иона Лазаревич Деген.

Алексей Кривопустов.


Ты не ранен, ты просто убит...






Непрофессионализм комсостава войск СС – причина их высоких потерь

Словосочетание «войска СС» известно каждому, интересующемуся историей второй мировой войны (нем. SS, сокр. от нем. Schutzstaffel — «отряд охраны», в 1933—1945 гг. — военизированные формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). Войска СС иначе ваффен-СС — военные формирования СС).

Кто же не читал про дивизии «Викинг» и «Мертвая голова», «Великая Германия» и «Рейх». Запоминающаяся форма, эсэсовские «молнии» в петлицах у отборного личного состава, готового на все – и на фронте сражаться, и мирное население уничтожать. Этакое всесокрушающее элитное зверье Гитлера.

Вот только в первые годы войны имело это элитное зверье огромный недостаток – воевать командный состав еще толком обучен не был, как ни странно это покажется на первый взгляд.

Дивизия «Мертвая голова» имела колоссальные потери

Относительно эсэсовцев на фронте и их высоких потерь есть чрезвычайно любопытное свидетельство генерал – фельдмаршала Эриха фон Манштейна. Под его командованием летом 1941 года некоторое время воевала дивизия СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»). Тогда это была дивизия моторизованная, позже ее в танковую превратили. Вот как манера воевать эсэсовцев «Мертвой головы» выглядела с точки зрения потомственного профессионального военного Манштейна:

«Более сносные условия местности, но и сильную укрепленную линию встретила дивизия СС «Тотенкопф», наступавшая на Себеж. Но здесь сказалась слабость, присущая неизбежно войскам, командному составу которых не хватает основательной подготовки и опыта.

Что касается дисциплины и солдатской выдержки, то дивизия производила, несомненно, хорошее впечатление. Я даже имел случай отметить ее особенно хорошую дисциплину на марше — важнейшую предпосылку для четкого движения моторизованных соединений.

Дивизия также всегда атаковала с большой смелостью и показала упорство в обороне. Позже не раз эта дивизия была в составе моих войск, и я полагаю, что она была лучшей из всех дивизий СС, которые мне приходилось иметь. Ее бывший командир был храбрым солдатом, однако он вскоре был ранен, а позже убит (Теодор Эйке – М.К.). Но все эти качества не могли возместить отсутствующей военной подготовки командного состава. Дивизия имела колоссальные потери, так как она и ее командиры должны были учиться в бою тому, чему полки сухопутной армии уже давно научились. Эти потери, а также и недостаточный опыт приводили в свою очередь к тому, что она упускала благоприятные возможности и неизбежно должна была вести новые бои. Ибо нет ничего труднее, как научиться пользоваться моментом, когда ослабление силы сопротивления противника дает наступающему наилучший шанс на решающий успех. В ходе боев я все время должен был оказывать помощь дивизии, но не мог предотвратить ее сильно возраставших потерь. После десяти дней боев три полка дивизии пришлось свести в два.

Как бы храбро ни сражались всегда дивизии войск СС, каких бы прекрасных успехов они ни достигали, все же не подлежит никакому сомнению, что создание этих особых военных формирований было непростительной ошибкой. Отличное пополнение, которое могло бы в армии занять должности унтер-офицеров, в войсках СС так быстро выбывало из строя, что с этим никак нельзя было примириться. Пролитая ими кровь ни в коей мере не окупалась достигнутыми успехами. Понятно, что нельзя в этом упрекать войска. Вину за эти ненужные потери несут те, кто формировал эти особые соединения из политических соображений вопреки возражениям всех авторитетных инстанций сухопутной армии».

После 10 дней боев три полка в два сводить – летом 1941 года для немецкого генерала это было еще в диковинку. Понятно, почему «Мертвая голова» «имела колоссальные потери». Когда у командного состава военная подготовка слаба, и учиться воевать приходится на ходу, иначе просто и быть не может. Командный состав, подобранный из «своих» кадров СС, конечно, не мог воевать с малыми потерями.

Сформирована «Мертвая голова» была осенью 1939 года в учебном лагере СС в Дахау. Первым командиром ее стал инспектор концлагерей Теодор Эйке. И личный состав был соответствующий, из охраны концлагерей…

Даже и странно было бы от инспектора концлагерей и его сподвижников ждать глубоких военных знаний. Откуда им взяться–то было? Имелся у Эйке опыт унтер-офицера первой мировой войны. Но для того, чтобы моторизованной дивизией в 1941 году командовать, этого было явно недостаточно.

Пулемет работал, как хорошо налаженная молотилка

Любопытно, что советский писатель–фронтовик Виктор Курочкин сделал описание эсэсовской манеры воевать в 1941 году, которое может послужить прекрасным подтверждением правоты мнения Манштейна об эсэсовцах той поры. Курочкин известен, прежде всего, как автор замечательной книги о самоходчиках «На войне как на войне», по которой был снят удачный фильм.

Вот как в другом своем произведении – «Железный дождь» он описал эсэсовскую манеру атаковать в 1941 году:

«А потом появились они, и не обычно, не так, как всегда. Обычно появлялись первыми мотоциклы. Они неслись на бешеной скорости, стреляя на ходу куда попало. Когда же по ним открывали огонь, мотоциклы поворачивали и с такой же бешеной скоростью неслись назад. И тогда выдвигались танки. На этот раз немцы, видимо, решили угостить новинкой. Вперед они пустили бронетранспортеры… Выстрел сорокапятки прозвучал так, как будто хлопнул детский пугач. Однако транспортер остановился. Водитель выскочил из кабины, из кузова посыпались солдаты и, сбежав с дороги, ныряли в картофельную ботву. На правом фланге роты, там, где находился Колбаско, заработал «максим»…Второй транспортер сам остановился, выбросил из своего чрева солдат и, развернувшись, пошел назад. Третий попытался высадить десант в непосредственной близости от позиции роты, но был тоже остановлен пушкой. Снаряд попал ему в ходовую часть, транспортер развернуло, и он стал поперек дороги! Автоматчики не успели выброситься, как второй снаряд прошил бронетранспортеру борт. Остальные бронетранспортеры еще раньше выбросили десанты и ушли».

«Расчет «максима» заслуживал всяческой похвалы. Пулемет работал, как хорошо налаженная молотилка. Немцы несли огромные потери, но продолжали атаку. Бежали, стреляли, падали, вскакивали и опять бежали. Уже отчетливо были видны их черные мундиры, растрепанные волосы и искаженные злобой лица».

Несмотря на потери, даже под умелым пулеметным огнем эсэсовцы смогли добежать до обороняющихся красноармейцев. Началась рукопашная, к которой эсэсовцы оказались вполне готовыми: «Схватка длилась всего пять-шесть минут. Еще минута-две, и от роты младшего политрука не осталось бы ни одного человека».

Но тут раздалось «Ура» - к советским бойцам подоспела подмога. Ее не командование прислало – управление войсками было плохо организовано, ее привела местная женщина, у которой был фронтовой блиц-роман с одним из участников рукопашной.

Только после этого эсэсовцы морально «сломались»: «Принять еще такой бой? Это было сверх человеческих сил. И немцы повернули назад по картофельному полю».

Все получается согласно Манштейну – эсэсовцы для начала несут потери еще в бронетранспортерах от советского артиллерийского огня. Догадаться организовать перед атакой разведку, затем артподготовку некому было?

Затем они идут в молодецкую атаку под огонь неподавленного пулемета со всеми вытекающими из этого результатами. Офицеры вермахта могли бы на этом примере лекцию прочесть о том, как не надо воевать.

Манштейн пишет о «колоссальных потерях», Курочкин об «огромных». Поразительное совпадение мнений немецкого генерал – фельдмаршала и советского писателя-фронтовика.

Конечно, комсостав СС учился на ошибках, и в последующие годы наращивал военный профессионализм. Многие эсэсовские дивизии стали очень грозной силой. Но чрезвычайно своеобразное отношение к потерям их офицеры сохраняли.

Они даже гордились своими потерями

Просто поразительный пример такого отношения приведен в воспоминаниях офицера вермахта (противотанковая артиллерия) Бруно Винцера:

«Офицеры войск СС импонировали мне, и не мне одному, своей уверенностью и решительностью. Но вместе с тем мы относились к ним отрицательно, потому что они говорили как бы не на нашем языке, у них была собственная терминология, а также иные критерии, чем у нас.

Например, для меня было просто непостижимо то, что офицер СС, рассказывая о какой-либо боевой операции, так расписывал собственные потери, словно взятие какой-либо высоты лишь в том случае заслуживает упоминания, если это было сопряжено с достаточно большим числом убитых и раненых. Я беседовал об этом с одним штурмбаннфюрером (звание в СС, соответствующее майору вермахта – М.К.) дивизии СС «Викинг»; он мне ответил:

— Вы подходите к вещам слишком по-школярски. Для офицеров вермахта война — претворение в жизнь того, чему они долгие годы обучались. Они это называют военным искусством. Для нас же война на востоке — это идеологический поход. Мы убеждены в своем превосходстве над русскими и всеми славянами, и в сознании этого мы приступаем к делу. Те из нас, кто принес себя в жертву, служат для нас примером. Ведь вы тоже национал-социалист, так что понимаете, что я имею в виду?

Он мог бы воздержаться от того, чтобы ставить мне примитивную ловушку. Но этот прием меня побудил к спору, хотя и не в области идеологии. Я был еще очень далек от этого. Я возразил:

— Мы считаем несправедливостью и психологической ошибкой то, что войска СС имеют преимущества в вооружениях и снабжении. Когда попадаешь в «котел», это особенно бросается в глаза. Дивизия СС получила зимние маскировочные жилеты задолго до того, как мы вообще осмелились думать о чем-либо подобном. Гиммлер позаботился даже о том, чтобы эсэсовцы получили особое питание на рождество, между тем как мы по-прежнему жрали суп из конины. Такие вещи раздражают и нас и солдат.

— Но ведь мы именно и являемся элитой. Нас лучше снабжают, потому что от нас ждут особых достижений. Разве вам не бросалось в глаза, что всегда, когда где-либо дело дрянь, туда бросают дивизии СС, чтобы они выправили положение?

— Естественно, но в этом нет ничего необыкновенного. Того же можно было бы достичь и с помощью армейской дивизии, если ее соответственно снарядить, дать ей новейшие танки и орудия, обеспечить в избытке боеприпасами.

— В этом вы, пожалуй, правы. Но солдаты войск CG отличаются совершенно особым воодушевлением. Всякий знает, в чем тут дело. Ведь наши парни воплощают тот дух, которого фюрер ждет от своих солдат.

— Позвольте еще одно замечание, штурмбаннфюрер! Я занимал позиции в «котле» рядом с войсками СС. Я должен был находиться в тесном взаимодействии с вашими противотанковыми частями. У вас были те же орудия, что у нас, и пять человек в расчете. Но у вас были отборные люди. Каждый из них мог бы исполнять у меня обязанности унтер-офицера и даже офицера. У вас их расходовали как солдат, а у нас не хватало смены для унтер-офицерского состава.

— Дорогой, считайте, что я не расслышал слова «расходовали». Наши солдаты — люди иного склада, они все состояли в гитлеровском союзе молодежи и предпочитают быть солдатами в войсках СС, нежели унтер-офицерами в какой-нибудь дивизии вермахта. Мы есть и остаемся избранной частью народа.

С этим эсэсовцем невозможно было найти общий язык. Он не хотел или не мог понять мои доводы. Мне надо было быть осторожным; этакий твердолобый офицер из войск СС в два счета мог бы донести на «камрада» из вермахта. Стоило ли рисковать и портить немногие свободные часы, затевая бесплодные споры?».

В том, что импонирующий своей «уверенностью и решительностью» офицер СС запросто мог донести на собеседника, сомневаться не приходится. В том, что особое снабжение эсэсовцев раздражало солдат и офицеров вермахта, тоже.

А вот утверждение о том, что эсэсовцы расписывают собственные потери, едва ли не хвастаясь этим, кажется поначалу странным. Ведь разговор с эсэсовцем у Винцера состоялся не в 1941-м, а в 1943 году. Пора было бы и поумнеть, изменить отношение к собственным потерям, перестать ими хвастаться. Но штурмбаннфюрер из дивизии «Викинг» ссылался на то, что те, кто приносит себя в жертву, являются для них примером.

Остается лишь порадоваться тому, что при формировании войск СС в основу подбора офицерского состава был положен принцип «берем своих, не думая о военном профессионализме», обеспечивший отборному личному составу высокие и неоправданные потери. Можно сказать большое человеческое спасибо тому, кто до этого додумался.

Максим Кустов


Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/36712

Русский боевой лук

Оригинал взят у matveychev_oleg в Русский боевой лук


Археологические раскопки и сохранившиеся письменные источники свидетельствуют, что луки, бывшие в употреблении у славян, а также у арабов, персов, турок, монголо-татар и других народов Востока, значительно превосходили западноевропейские — скандинавские, немецкие, английские и иные — как по уровню своего технического совершенства, так и по боевой эффективности.

В Европе использовался лук, который ученые — оружиеведы справедливо называют простым. Делался он из одного куска должным образом выдержанного и обработанного дерева определенной породы — вяза, тиса, ясеня, орешника. На Востоке и в Древней Руси использовали другой тип лука — сложный. Предельное зафиксированное расстояние для бесприцельного (то есть просто на дальность) выстрела из английского лука составляло 557 метров. Стрела же турецкого султана Мурата-гази IV, увлекавшегося стрельбой из лука, улетела однажды на 878,5 метра.

Различались, соответственно, и дальности прицельной стрельбы. Отдельные английские рекордсмены (например, английский король Генрих VIII) поражали цель на расстоянии до 220 метров, но для рядовых стрелков предельная дистанция на поражение составляла, согласно подсчету, 92 метра. А на арабском Востоке расстояние прицельной стрельбы для ничем не выдающихся стрелков было около 150 метров! Таким образом, многие результаты, которые для «несравненных англицких» стрелков были рекордными, для их восточных и славянских современников были близки к рядовым, ординарным. Например, на Руси бытовала своеобразная мера длины — стрелище, или перестрел, — около 225 метров. «Яка муж дострелит» — определяли ее в XII веке, причем речь шла о стрельбе на поражение. «Перестрелить» означало также «прострелить, пробить выстрелом». Судя по всему, наши пращуры не видели ничего особенного в том, чтобы «дострелить» и «перестрелять» на расстояние, рекордное для англичан. И дело здесь было прежде всего в конструкции лука.

Collapse )


Гантимурова Альбина Александровна - командир отделения разведки морской пехоты.

Оригинал взят у karhu53 в Гантимурова Альбина Александровна - командир отделения разведки морской пехоты.
антимурова Альбина Александровна - командир отделения разведки морской пехоты.
Гантимурова Альбина Александровна - командир отделения разведки морской пехоты.

Главстаршина (ст. сержант), командир отделения разведки морской пехоты, кавалер Ордена Славы двух степеней
Коренная ленинградка. Когда началась война, ей было всего 15 лет. Приписав себе два лишних года, записалась медсестрой в дивизию народного ополчения. После контузии попала в разведывательный взвод морской пехоты, в котором и воевала до конца войны. Войну закончила в Кенигсберге…

Collapse )


Подводный авианесущий крейсер пр. 949УА

Оригинал взят у marafonec в Подводный авианесущий крейсер пр. 949УА
Оригинал взят у alexandr_palkin в Подводный авианесущий крейсер пр. 949УА
Оригинал взят у periskop.su в Подводный авианесущий крейсер пр. 949УА
Многие видели впечатляющие снимки больших советских подводных крейсеров - как носителей баллистических ракет (667-е проекты, 941-й - "Акула"), так и "истребителей авианосцев" (пр. 949А - "Антеи"). Однако далеко не все знают, что у "Антеев" было и продолжение, которое из-за большой геополитики на рубеже 80-х и 90-х не успело воплотиться в жизнь. Речь о проекте 949УА - трехкорпусном авианесущем подводном крейсере, со множеством уникальных технологий, не имеющих аналогов в мире.

Сейчас эти грозные корабли остались в музее ЦКБ "Рубин" только в виде макетов, но если бы история повернулась иначе, то уже в III квартале 1992 года первый из серии в 4 авианосных крейсера был бы заложен в Северодвинске. Ему даже уже дали имя - "Днепропетровск". Но увы, не сложилось...
Давайте немного подробней посмотрим, что это был за крейсер.


Collapse )


Цвета военного неба: крылья безногого аса.

Оригинал взят у aloban75 в Цвета военного неба: крылья безногого аса.



Со времён зарождения авиации стало ясно, что для некоторых людей полёты сродни наркотику, от которого невозможно отказаться. В ходе боевых действий к этому добавляются патриотизм и самопожертвование, поэтому во время обеих мировых войн в ВВС разных стран сражались и лётчики, которым по всем правилам больше пристало получать пенсию по инвалидности. Если говорить о Второй мировой, то в первую очередь вспоминаются два имени: советского лётчика Алексея Маресьева и англичанина Дугласа Бадера.



Collapse )




Подсчёт потерь СССР в ВОВ

Оригинал взят у nstarikov в Подсчёт потерь СССР в ВОВ

Тема потерь нашей страны в Великой Отечественной войне продолжается материалом постоянного автора ресурса nstarikov.ru Юрия Максимова. Однако, на этот раз, речь пойдёт о потерях нашей армии в одной конкретно взятой операции. Это взятие Берлина, Берлинская операция. Именно насчёт неё создано, вероятно, наибольшее количество либеральных мифов. На тему — «трупами завалили».


И распространяется эта ложь синхронно российскими либералами и западными пропагандистами.


Collapse )

Оригинал размещён в моём блоге.