Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Уличные портреты американцев от Майка Питерса

Оригинал взят у shaltay_boltay в Уличные портреты американцев от Майка Питерса
Оригинал взят у b_picture в Уличные портреты американцев от Майка Питерса
Майк Питерс (Mike Peters) с 2000 года числится штатным фотографом в университете Нью-Джерси. Ранее он снимал фоторепортажи для газет и журналов. На протяжении всей профессиональной карьеры Питерс всегда параллельно трудился над личными проектами, в которых самовыражался и представлял собственный стиль. Чаще всего он предпочитает снимать уличные портреты в квадратном формате на цветную пленку.

«Я считаю, что все фотографии должны устанавливать связь, чтобы зритель мог почувствовать что-то знакомое или представить себе историю о кадре. Фотографирование людей — это самая большая и интересная задача. Снимаю ли я напрямую без спроса или сотрудничаю с объектом съемки, моя цель в том, чтобы найти для портрета спонтанный момент, богатый визуальными подсказками, которые затронут ваше воображение», — говорит Майк Питерс.


Collapse )


Судьбу российских олимпийцев по заданию МОК халтурно решали некомпетентные студенты

Судьбу олимпийских чемпионов решали студенты! Правда об экспертизе МОК



«Матч ТВ» изучил доводы адвокатов российских олимпийцев.



В открытом доступе оказались мотивированные позиции адвокатов швейцарской фирмы Schellenberg Wittmer, которая представляет интересы большинства спортсменов, проходящих через слушания комиссии Освальда. Мы разобрали позицию защиты на примере дела Александра Третьякова.



Григорий Родченков



Комиссия МОК под руководством Освальда считает, что, поскольку Родченков сейчас находится не в России, ему нет смысла врать. Он признался в своих нарушениях, более того – указывает на тех спортсменов, по которым не имеет информации о допинге (Сотникова и другие). Его показаниям можно верить, так как они подтверждаются другими уликами.




Позиция защиты


Доктор Родченков – человек, признавшийся в приеме запрещенных субстанций. Еще в 2005 году он заявил, что «широко использует допинг лично». Он сам принимал участие в манипуляциях с образцами крови и мочи за деньги и взятки. Неслучайно, Макларен в первой части своего доклада указывал, что «имеются утверждения, сделанные различными лицами и организациями против Родченкова, что может повлиять на его авторитет». Однако во второй части доклада канадский профессор передумал и решил верить этому человеку. Доказательства предоставлены лично Родченковым, и защита не могла получить оригиналы этих документов, чтобы проверить их. Да и самого Родченкова защита не могла допросить, потому что вместо него на слушания принесли его показания.



Неточности в докладе Макларена



МОК считает, что небольшие неточности не влияют на общую ценность и достоверность доказательств, предоставленных Маклареном.



Позиция защиты


В докладе Макларена есть множество неточностей, но комиссия МОК отбрасывает их как несущественные. При этом каждый раз, когда защита обращает внимание на неточности, они исправляются. Например, один и тот же код A1297 в одном месте указывает на конькобежку, в другом - на дзюдоистку. Код A0866 указывает на скелетониста, а в другом месте – на хоккеистку.



В разных переводах «списка Дюшес» содержится разное количество спортсменов. В английском переводе отсутствуют четыре сноубордиста, которые есть в русской версии. Ни Родченков, ни Макларен не дали объяснения этому факту.



После того как доклад Макларена и доказательства к нему были опубликованы, туда по-тихому, без оповещения общественности вносились правки.



Что такое «список Дюшес»?



По заявлению Родченкова, это список спортсменов, принимавших его допинговый коктейль, чьи пробы затем подменялись на чистые.




Позиция защиты



ОКР уже указал в письме МОК, что этот документ не что иное, как расписание выступления отдельных спортсменов. Если верить Родченкову, то получается, что все пробы должны были быть подменены, но экспертам не удалось открыть ни одной крышки, не оставляя заметных следов. А в «списке Дюшес» есть спортсмены, у которых на пробах вообще нет подозрительных следов либо имеется только один такой след. Некоторые из этих спортсменов не были фаворитами в Сочи, не рассматривались даже как потенциальные медалисты. Более того, сам Родченков в своих свидетельских показаниях указывает, что удивился тому, что Алексей Петухов, который был ему известен как противник применения допинга, оказался в этом документе.



Происхождение «списка Дюшес» непонятно. Ни Макларен, ни МОК не раскрыли оригинал документа со всеми метаданными. Макларен сказал, что не может это сделать из-за ограничений со стороны властей США, но при этом не пояснил, что это за ограничения и почему они мешают предоставить оригинал основной улики по делу.



Как закрывались пробы?



Комиссия Освальда считает, что спортсмены сознательно не закручивали крышки до конца, чтобы их можно было открыть.





Позиция защиты



В инструкциях производителя банок для допинг-контроля четко сказано, что инспектор, который проверяет пробы после их сдачи спортсменом и подписывает протокол допинг-контроля, должен лично проверить, что крышки закрыты до конца и пробы не подтекают. Участники Олимпиады в Сочи свидетельствуют, что инспекторы всегда делали это, то есть пытались закрутить крышку до конца, переворачивали пробу и смотрели, чтобы не было подтеков. Таким образом, версия о том, что значительное количество русских спортсменов сумели как-то обойти это действие инспектора, не выдерживает критики. Тем более что многие инспекторы были иностранцами, и получается, что, если верить МОК, заговор носил международный и совершенно гигантский по числу вовлеченных людей характер. Если же все пробы «защищенных» спортсменов закручивались до конца, а затем вскрывались, то на каждой из них должно было остаться огромное количество следов, а это не так.



Как вскрывались пробы?



Эксперты МОК вскрывали пустые банки, перевернув их вверх дном, и изучали все царапины после этого. Они никогда не проводили полный цикл эксперимента в реальной жизни, когда в банку вливается жидкость, банка закрывается, замораживается, размораживается и открывается. Они даже не замораживали пустые банки.





Позиция защиты


В реальных условиях нельзя было вскрывать банки вверх дном, потому что там находилась моча, и она бы пролилась при минимальном откручивании крышки. Поскольку в исследовании банки не заполнялись даже водой, не замораживались, не хранились замороженными, не переносились замороженными, не размораживались и не открывались только после всех этих шагов – нельзя утверждать, что следы, которые обнаружила комиссия МОК, аналогичны следам, которые могли возникнуть на банках в реальной жизни. Ну а то, что банки вскрывались вверх дном, говорит о том, что при вскрытии банок с жидкостью, которые бы стояли вверх крышкой, могли остаться совсем другие следы.

Кто проводил экспертизу следов?


Экспертизу проводили в университете Лозанны.



Позиция защиты



Почти все члены экспертной группы, за исключением руководства, не были достаточно квалифицированны для проведения подобных работ.



В реальности те исследователи, которые непосредственно изучали следы и классифицировали их, являлись студентами



Они не работают в университете, а лишь были привлечены на временной основе. Поэтому они совершенно не имели опыта в такой работе и, более того, не получали образование как судебные эксперты, а только прослушали курс продолжительностью 15 дней. Их квалификация для проведения подобной экспертизы была явно недостаточна.

Протесты белых против совместного обучения белых и негров в школах США

Оригинал взят у nstarikov в Протесты белых против совместного обучения белых и негров в школах США

 Источник: http://matveychev-oleg.livejournal.com/

В 1954 году Верховный суд США, рассмотрев дело «Браун против Совета по образованию», постановил, что сегрегация школ обрекает чернокожих детей на «клеймо неполноценности» и что власти южных штатов должны как можно скорее создать единые школы для белых и чернокожих. Это решение вызвало протесты в южных штатах США — не все белые были согласны с тем, чтобы их дети обучались совместно с неграми.



Читать далее »

Прочесть полный материал можно в моём блоге.


Жизнь до талибов: очаровательные фотографии жизни в Афганистане

Оригинал взят у tergparriotio в Жизнь до талибов: очаровательные фотографии жизни в Афганистане
Фотографии жизни в Афганистане до талибов

Снимки были сделаны американским профессором университета доктором Биллом Подличем, который в 1967 году взял двухлетний отпуск, чтобы работать на ЮНЕСКО в Афганистане. Он поехал в Кабул, где служил в качестве эксперта принципов образования в Высшем педагогическом колледже. В течение этого времени он сделал множество фотографий жизни жителей Афганистана.
Collapse )

Странные камни Бразилии

Оригинал взят у by_enigma в Странные камни Бразилии

Сегодня совершим виртуальное путешествие в самою большую страну в Южной Америке и единственную португалоязычную на обоих американских континентах - Бразилию.В нём хочу познакомить с странными, удивительными, а иногда и мистическими каменными образованиями этого государства
Некасаймо темы поста. Возможно кому-то пригодится большая коллекция гравюр 17-19 века (больше 2000 шт.) в основном с видом городов Италии https://yadi.sk/d/Iizq8Dr7sbkL2
Lajedo do pai mateu


Collapse )

Великие Арканы Таро: "Сила". Карта номер 11.

Оригинал взят у oleg_nasobin в Великие Арканы Таро: "Сила". Карта номер 11.
Эта карта дает молодому Тамплиеру ответ на вопрос: "В чем сила, брат?". Человек, чаще всего, молодая девушка, изображается или рядом с подчиненным ей "диким зверем", (распространен образ льва, но может быть любой другой зверь), или ломая колонну.  Девушка должна совершать свои действия легко, походя, без усилий.  Поэтому у нее отрешенный взгляд. Перелом колонны это, соответственно, слом устаревших традиций, или заблуждений. Власть над "диким зверем" это власть как над Природой, так и над страстями, причем страстями чужими.

Наиболее известное и шедевральное изображение Великой Тайны "Сила" это картина Боттичелли "Паллада и Кентавр".  Об этом открытии я рассказал на лекции в Опус Деи 7 декабря 2015 года. Запись лекции есть на Ютюб. Лекция называлась "Символизм Тароччи на картине Боттичелли Паллада и Кентавр".


И никакой толерантности. О «Новом дивном мире» глазами очевидца

04 января 2016, 00:44
И никакой толерантности. О «Новом дивном мире» глазами очевидца


Перед самым Новым годом попалась статья девушки Кати Казбек – студентки из США, которая начиналась со слов: Периодически встречаю у своих русскоязычных знакомых насмешливые посты о том, что "в Америке с ума сошли со своей толерантностью”.

Вот думаю, сейчас как раз под Новый год расскажу людям, что нет меж нами разницы, все мы братья и местами сестры, а во всем виноваты подлые политики.

Прочитал и понял – да, в Америке с ума сошли со своей толерантностью, борьбой с носителями дискриминации и прочим. Притом сошли настолько, что из ее веет настолько лютым расизмом в отношении белых мужчин с нормальной ориентацией, что не хватает только «Зигль хайля» в конце.

Но, как говорится, лучше один раз увидеть то будущее, в которое нас тянут со всех сторон. Публикую полностью, чтобы не говорили – он выдернул из контекста: «Периодически встречаю у своих русскоязычных знакомых насмешливые посты о том, что "в Америке с ума сошли со своей толерантностью”. Обычно приводятся пародийные видео и статьи по поводу протестов в университете Миссури (не могу найти на русском адекватную ссылку о событиях, желающим готова объяснить суть в комментах), а также скриншоты из последних серий Саус Парка с директором по полит-корректности.

Хочу написать пост по теме, чтобы если что на него отсылать, потому что я нахожусь внутри ситуации, в университетской среде США, и меня довольно сильно перекашивает каждый раз, когда я вижу, как люди абсолютно этому всему сторонние выносят суждения. Позвольте я расскажу вам, что такое эта diversity, с которой мы тут так носимся на примере своего собственного образовательного опыта.

Так вот. Как многим здесь известно, я учусь на магистратуре Колумбийского университета по специальности “литературное творчество”. Выпускники программы становятся писателями, редакторами, лит. агентами, сотрудниками лит. журналов, и, конечно же, преподавателями предмета “литературное творчество” в школах и институтах. В силу специальности программа преимущественно американская по составу студентов: владеть английским в достаточной мере, чтобы на нем писать, мало кому везет за пределами англоговорящего пространства, ну а в Великобритании и Австралии своих университетов полно. Среди студентов преобладают белые американцы, с небольшим количеством латино-, афро-американцев и американцев азиатского происхождения, с вкраплениями канадцев. Еще, конечно, какое-то количество студентов из бывших колоний в южной и юго-восточной Азии, где с английским хорошо, ну и всякие аномалии, типа меня, — девочки из Египта, Турции, Коста-Рики, мальчик из Бангладеша, пакистанцы, китайцы, японка, финн, шведка. Разнообразие, короче, есть. Кроме того, женщин больше, чем мужчин, и много бисексуалов, а также высок процент геев и лесбиянок. Цисгендерность доминирует, но местами размыта.

Тем не менее, преподаватели у нас преимущественно белые, гетеросексуальные и большей частью мужчины. Книги, которые они задают — большей частью написаны белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами. Нарратив, которые они знают, как писать — это вот такой извечный Филипп Рот, которого я, честно говоря, люблю, но уже не могу, и Джонатан Франзен, которого не люблю, не могу и не буду. "Выпил бурбона; порефлексировал; помастурбировал и кончил в стакан от бурбона; вспомнил о маме и расстроился; вспомнил о папе, понял, что на него похож и еще больше расстроился; проверил работы студентов; подумал о самоубийстве; съел индийский ужин; почувствовал метеоризм; встретился со студенткой по поводу зачета; студентка разделась и показала большую грудь; во время секса со студенткой было трудно не пукнуть; после оргазма вспомнил о своей бывшей в Висконсине”. То есть все классно, но всегда об одном и том же разрезе человечества — американский белый, гетеросексуальный, цисгендерный мужчина, работающий на привилегированной работе, связанной с интеллектуальным трудом, и его тяжелая судьба. В последнее время все это пополам с чувством вины — даже Франзен на фоне Рота очень уж часто извиняется. Но так всё по-прежнему.

Неудивительно, что для большей части наших студентов, которые не являются уменьшенными копиями этих персонажей или самих преподов, то есть от лесбиянки, которая выросла среди свидетелей Иеговы до гетеросексуального сингапурца с опытом работы в гламурной прессе, это все абсолютно чуждый нарратив. И мы все постоянно ищем себе преподов, которые бы находились вне белой, гетеросексуальный, цисгендерной мужской парадигмы. За полтора года учебы у меня сменилось куча преподов, из них только три были белыми более-менее стрэйт/цис мужчинами. Один из них спал со студентками, но преподом на один семестр был отменным и научил нас писать клинически-идеальные предложения, из которых складывается Кафка. Другой был стабильно хорошим, ответственным и в себе сомневающимся молодым парнем с предметом так себе. Третий — приемный отец бирасового ребенка, занимающийся историей маргинализации итальянцев в Америке — с ним у меня был бесподобный мастеркласс. Остальные же все мои преподы, которые полностью изменили картину мира и сделали человеком — женщины, афроамериканцы, азиаты, латино, геи и лесбиянки, по отдельности и вместе. Потому что я — пансексуальная женщина смешанных кровей из незападной страны, оказавшаяся в западной, я много пишу о женщинах, об ЛГБТИ персонажах, о неспособности вписаться в контекст, о том, каково быть “другим”, и я не вижу смысла посещать лекции, семинары и воркшопы преподов, которые этого на себе не испытывали и об этом не задумывались. То же самое думает и большое количество моих однокурсников.

Такие же мысли посещают и читателей книг, и тех, кто смотрит кино и сериалы, и тех, кто реагирует на рекламу. Во всем этом хочется видеть себя. Поэтому в каждом приличном американском сериале, чему так удивляются мои русскоязычные знакомые, всегда есть, например, темнокожие и гомосексуалы — так же, как они есть и в американской аудитории этого сериала, которая за просмотр, в отличии от русскоязычных торрент-любителей, платит. Я уклончиво читаю всех тех же ротов и франзенов, но удовольствия получаю гораздо меньше, чем от главных писателей последнего года для меня — украино-бразильянки, нескольких афроамериканцев и одного парня, у которого мать черная, а отец ирландец, гомосексуалов, лесбиянок и феминисток, бесчисленных латино, итальянки, нигерийки и узбечки. И каждый раз выбирая что почитать, я ищу писателей о “другом”. А выбирая класс, который я буду посещать в следующем семестре, я обращаю внимание на то, сколько в списке литературы книг авторов, не являющихся белыми, цисгендерными, гетеросексуальными мужчинами.

Казалось бы, проблемы нет. Среди преподов на нашем отделении все больше женщин, афроамериканцев, геев, и все мы к ним записываемся и у них учимся, и все счастливы. Но главный писатель США все равно Франзен, и большая часть литературной парадигмы всё такая же белая, мужская и унылая. Возьмите хоть журнал “Нью Йоркер”. Он о правильном, и правильно, но так однообразно и скучно. А все почему? Ага.

Ну или вот, например, что было на днях, на стыке нашего универа и литературного мира. Есть у нашего отделения литературный журнал, в котором каждый год редакция из выпускающихся магистров (то есть, в этом году — моих однокурсников) печатает разных писателей и проводит лит-конкурсы. Так вот, они тут анонсировали последний конкурс, где тексты победителей напечатают в 54-м выпуске журнала. Подать заявку может каждый, кто у нас не учится и не работает, и стоит она 15 долларов.

Теперь загвоздка — жюри. Три мужчины. Два белых, один латино. Все, как я могу судить, цисгендерные, вроде как гетеросексуальные. Одна женщина, Ясмин Бельхир, нью-йоркская поэтесса из Марокко, посчитала это странным. “Почему у вас все судьи мужчины? И двое из троих белые мужчины, почему так?” резонно спросила она в комментарии к промо-посту о конкурсе на странице журнала в фэйсбуке. В ответ на это СММ-менеджер журнала, женщина по имени Сара Лойтц, с которой мы в последнем семестре вместе были в одном воркшопе (у автора лучшего мериканского романа 2015 года и по совместительству афро-американца Пола Битти), ответила: “У журнала колумбийского университета на протяжении многих лет были судьи разных рас, происхождений, гендеров и ориентаций, каждого из них выбирали за их квалификации на соответствие должности, а не за их статус меньшинства; в этот год все просто так совпало. Но если ответить на более поверхностный вопрос — наверное, потому что они такими родились.” Дальше следовала гифка из фильма “Дрянные девчонки”, с надписью “Боже мой, Кэрен, нельзя просто так спрашивать у людей, почему они белые”.

В ответ на это Ясмин Бельхир написала открытое письмо нашему университету. Она осудила ответ Сары как попытку глупо, бесчувственно отшутиться, свести претензию Ясмин на нет и предположить, что меньшинства попадают на должности лишь потому, что являются меньшинствами. Ясмин также объяснила свою изначальную мотивацию. “Я, как коричневая писательница, устала от того, что мою работу оценивают белые мужчины. Я не пишу для них. Их взгляд, который всегда так сильно влиял на литературный мир, больше не нужен”.

Последовала реакция от журнала: Сару незамедлительно уволили, Ясмин адресовали письмо искренних извинений. Хорошее письмо. Пламенное. Ясмин понравилось, вроде. Но в комментариях к нему мнения разошлись: кто-то считает, что все правильно сделали, кто-то считает, что Сара — козел отпущения, а Ясмин, мол, погнала. И, в общем, начинается тот же дискурс: совсем, типа, со своей полит-корректностью офигели.

Так вот, я всецело на стороне Ясмин. Потому что не передать словами,сколько раз я слышала от мужчин о том, что мои тексты — “женские”, то есть, такие, что в одной категории с “мужскими” их рассматривать нельзя. Сколько раз темы, которые меня волнуют и о которых я пишу для таких же, как я, скидывали со счетов, потому что они про маргинальные опыты. Про расовый компонент я не считаю себя вправе рассуждать, но в целом, если ты не белый американец, а кто угодно еще, африканская поэтесса или русская писательница прозы, то ты все равно нишевый продукт, от которого хотят экзотики для разнообразия, а не великого американского романа, так как для этого есть Франзен. Это неправильно. И Ясмин была абсолютно права, когда решила задать свой вопрос о половой и расовой принадлежности судей. Колумбийский университет со сравнительно недавнего времени открыт для студентов всех полов и рас, так как diversity — идеал. Соответственно, писатели, представленные литературным журналом университета должны быть разных полов и рас. И люди, отбирающие их, должны быть разных полов и рас. Не по причине принадлежности к меньшинству. А просто потому, что среди нас очень много сверх-талантливых людей, в том числе имеющих достаточные квалификации для этого судейства.

В общем, может быть, я не смогу вас убедить в том, что diversity — это важно, что общество внутри университета и его подразделений — хрупкая экосистема, в которой очень важно правильно все делать, чтобы были не только пескари и гуппи, но еще и рыбы-клоуны, и золотые рыбки, и акулы, потому что так красивей и лучше. Но хотя бы понимайте, пожалуйста, что все эти движения, происходящие в американских университетах — это не просто показатель того, что тут все чокнулись. Это показатель работающего института гражданской борьбы. И все скандалы — это не излишества воинственных радикалов, а последствия конкретных необдуманных действий индивидуумов из числа большинства, которые, увы, имеют возможность поставить под сомнение достоинство меньшинств.

Конечно, проблема гораздо шире и сложней, чем я выше написала, поэтому буду рада ответить на любые дополнительные вопросы по теме. Спасибо за внимание. Всем любви».

Дочитали? Есть ли еще вопросы о «Новом дивном мире» Западной цивилизации? Есть вопросы за что мы воюем?

У меня лично нет – как гетеросексуальный белый мужчина, к тому же мракобес, в такое будущее хочу взять только пулемет и чтобы меня свои со спины прикрывали…



Руслан Ляпин, редактор отдела публикаций ИА «Новороссия»

Письмо свидетеля преступлений оуновцев

Оригинал взят у varjag_2007 в Письмо свидетеля преступлений оуновцев
Когда искала в гугле ссылку на свою книгу, мне попался старый пост, в котором я публиковала Письмо свидетеля преступлений оуновцев, потрясшее меня своей простотой, и от этого жутью, в свое время.

Мне передали из «Рабочей газеты» письмо от читательницы моей книги «Пешки в чужой игре». Оно настолько меня поразило, что убрав личное обращение и персональные сведения, публикую его без изменений.

«Я пенсионерка, мне 77 лет, по специальности инженер-геолог, дочь военнослужащего. После окончания ВОВ полк, в котором служил мой отец, был расформирован (1946 г.) и офицерский состав в основном был направлен на укрепление порядка в западных областях Украины. Отца направили райвоенкомом в г. Бучач Тернопольской области. Мне было 12 лет. Тогда работников райкомов, горисполкомов, военкоматов, школ посылали в села района при подписке на заем, хлебозаготовок и т.д. Вы это все знаете. А мы, дети, вместе со своими матерями сидели под домом до глубокой ночи, ожидали, кто приедет живой, а кого привезут убитым. В нашей школе убили военрука. В одном из сел (не помню названия) молодая колхозница была награждена орденом Ленина за сбор высокого урожая сахарной свеклы. Ее поздравляли, чествовали, а через день бандеровцы ее убили. Бандеровцы и оуновцы постоянно подстерегали и нападали на советских служащих, въезжавших в села района.

Однажды захватили документы штаба бандеровцев, так там на всех сов. служащих были очень тщательные досье. Сейчас не помню точно, кажется, это было в 1948 г, отца направили на курсы повышения квалификации в г. Балашов и мама с братьями уехала к нему. Я осталась дома одна, как раз сдавала в школе экзамены. В это время через Бучач проходила бандеровская армия, они куда-то передислоцировались. Мы жили напротив райкома партии, по которому велась стрельба, а пули рикошетом летели в наш дом. Я лежала на полу под окном, чтоб не задели осколки. А утром на воротах МТС обнаружили повешенными ее директора, жену и их детей.

Я была членом райкома комсомола, а спустя некоторое время обнаружилось, что второй секретарь райкома Осьмачко – оуновец. Военкоматовских работников оуновцы, в основном, не трогали, исходя из своих интересов. В те времена при военкоматах проводилась подготовка допризывников, их обучали строевой и владению оружием. Отец рассказывал такой случай в одном из районов Тернопольской области. После окончания допризывной подготовки допризывники были построены на плац для отправления на службу в армию. К военкому подошел один их подготовленных и сказал: «Спасибо вам за подготовку, все у вас поставлено хорошо: и обучение стрельбе из пистолета, винтовки, автомата, а вот с пулеметом плоховато». Затем весь строй повернулся и ушел в лес. Много кое-чего было в те времена, а теперь, в лице новых бандеровцев вновь возрождается фашизм. Очень не хочется, чтобы все повторилось.

Извините за столь длинный опус, с уважением и пожеланием всего наилучшего, успешного творчества и крепкого здоровья.

Надежда N.N.»


Я не интеллигент, у меня профессия есть... (С)

Оригинал взят у profed в Я не интеллигент, у меня профессия есть... (С)
Оригинал взят у bvc257 в Я не интеллигент, у меня профессия есть... (С)
Еще раз, сука, назовешь меня интеллигентным человеком и до конца жизни будешь ссать кровью. Хорошо понятно, гнида?
- Петр Алексанро... Алексеевич, что вы говорите, вы же профессор...
- Это я здесь, тварь, профессор, в этих гнилых стенах, а вот сейчас я возьму тебя за шкирку, мы покинем аудиторию, выйдем на свежий воздух и - оп, бля - я уже не на работе, а ты - не мой студент, а всего лишь говноед на тонких ножках. И ничто, придурок, не помешает мне вырвать тебе кадык и засунуть в твою тощую задницу...
Профессор презрительно сплюнул, вернул лицо в нормальное состояние и посмотрел на студента. Студент Архипкин стучал зубами и молчал.
Профессор вздохнул:
- Видит Бог - я сделал все, что мог. Либо вы мне сейчас расскажете - что такое когнитивый диссонанс, либо я не смогу вам поставить даже тройку. Думайте, Архипкин, думайте... Соотносите увиденное и пережитое с моим вопросом."
Не мое.


Школа для Арийки или как бятся люди луны возрождения Белой Расы

Оригинал взят у teo_tetra в Школа для Арийки или как бятся люди луны возрождения Белой Расы
Оригинал взят у alexey43 в Школа для Арийки
Оригинал взят у teo_tetra в Школа для Арийки
Оригинал взят у gogol в Школа для Арийки
В 1937 году Германские национал-социалисты открыли «Школы подготовки жён». Через них должны были проходить девушки, выходящие замуж за членов СС и функционеров НСДАП. В школах их учили домоводству, уходу за детьми и сельскому хозяйству. Жена – это был идеал женщины для Германских национал-социалистов, женщинам нерекомендовали учиться в вузах и работать в офисах и на производстве.



В начале августа в Берлине в архивах были найдены инструкции по ведению учебы в Германских «школах жён». Эти документы дали повод для разговоров о возрождении порядка Царской Российской Империи. О возрождении старой как ми Домостроивщине, родовой черте Белой Расы в рамках идеологии Германского  национал-социализма. При наличии тех же необходимых составляющих антикоммунизма - антисемитизма и антифеминизма.
Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер в 1936 году подписал указ о создании специального курса обучения для девушек, желающих стать жёнами Германских офицеров. «Школы невест», где девушки проходили курс молодой жены, возглавляла Гертруда Шольц-Клинк — глава Национал-социалистической женской организации (на пике, в 1943 году, в этой организации состояли 7 млн. немок).
В эти учебные заведения зачислялись те, кто намеревался связать себя узами брака с членами СС и освобождёнными работниками национал-социалистической партии Германии. В 1939 году этот список расширили – в него вошли такие потенциальные мужья, как Германские офицеры не входившие в состав элитных воинских подразделений.
Первая школа была открыта на острове Шваненвердер на озере Ваннзее под Берлином (вблизи вилл Геббельса и Альберта Шпеера). До 1944 года в Германии в общей сложности появилось 32 таких школы.



В школу принимали только ариек (иногда делалось исключение для немок с не более, чем 1/8 еврейской крови). У них не должно было быть физических увечий и психических заболеваний (в школу не принимались также те, у кого один из родителей страдал шизофренией).
В школах невесты проходили 6-недельный курс (с 1939 года – двухмесячный), в течение которого обучались не только домоводству, но и основам генетики и учения о расах, а также политологии и истории. Обязательны были 2 урока физкультуры каждый день. Также обязательным элементом учёбы стало сельское хозяйство – только этот труд признавался достойным немецкой женщины (об этом чуть ниже).
Кроме того, невестам преподавали риторику, светские манеры и уход за детьми. В конце курса, при условии усвоения всех знаний, выдавались сертификаты, дающие право выйти замуж за «образцовых немцев». Бракосочетание такие выпускницы совершали по старохристианским (ныне называемым неоязыческими) обрядам.



(Руководительница немецких женщин – Шольц-Клинк)
Обучение в таких школах было платным – 135 рейхсмарок (400 английских фунтов, или примерно 20 тысяч рублей по нынешнему курсу). Но эти деньги вскоре «отбивались»: при браке выпускнице такой школы с «истинным арийцем» государство выдавало им беспроцентную субсидию в 1000 марок на 5 лет (150 тысяч рублей), и при рождении каждого ребёнка из этой суммы прощалось 250 марок.
Основой воспитания немецкой жены тогда были «три известных К»: kinder, küche и kirche (дети, кухня и церковь). И это не художественное преувеличение – именно таким виделся идеал женской деятельности у Германцев,  ведь идеологическая основа что «школ для жён», что роли женщины в обществе была придумана еще до прихода Гитлера к власти. В Царской Российской Империи, имевшей очень много общего с Германской элитой, принадлежащей к Белой Расе.  В 1917 году в Штутгарте была открыта первая «Школа матерей», где на фоне тягот Первой мировой женщин централизованно обучали преданности семье, государству и домоводству.



Национал-социалистический  режим  считал жизненно важным  увеличении численности человечества  Белой Расы. А отсюда следовало, что наёмная работа и обучение в вузах были препятствием для исполнения главной функции женщины.
Если трудящаяся женщина вступала в брак и добровольно оставляла работу, ей выдавалась беспроцентная ссуда в 600 марок. С 1934 года началось активное поощрение рождаемости: вводятся детские и семейные пособия (до 30 марок на одного ребёнка, чуть более 4200 рублей), медицинская помощь многодетным семьям оказывается по льготным расценкам. Были открыты специальные школы, где беременных женщин готовили к будущему материнству. Пропаганда не уставала превозносить достоинство и честь матери, а те женщины, которые имели 8 детей, награждались Золотым материнским крестом (дополнительно им полагалось пособие в 500 марок в месяц – около 70 тысяч рублей). Германия стала единственной крупной европейской страной, в которой рождаемость росла очень высокими темпами. Если в 1934 году появилось на свет чуть более 1 млн. младенцев, то в 1939 году — уже около 1,5 млн. детей.
Поощрялось и занятие женщинами политикой. В 1941 году число женщин среди членов НСДАП составляло 16,5% (это почти в 2 раза больше, чем состояло женщина в ВКП(б) в СССР).
Для безработных женщин из низов (рабочих и крестьян) были организованы трудовые лагеря, в которых они были обязаны работать 20 часов в неделю. Обитательницы трудовых лагерей получили униформу, обязательным атрибутом которой была нарукавная повязка со свастикой. Девушек стали именовать «работницами» – «Arbeitsmaiden» наполняя устаревшее слово «die Maid» (дева, девушка) идеологическим содержанием. Каждая буква обозначала одну из добродетелей, присущих Германской женщине: der Mut – мужество, die Aufopferung -самопожертвование, der Idealismus – идеализм, die Demut – смирение. " Домострой" прекрасный учебник  дониканианской эпохи, за великую верность которой  пострадал великомученик Протопоп Аввакум.



После прихода к власти Германцы стали рассматривать стремление женщин к профессиональной, политической или академической карьере как стремление к эмансипации - противоестественному явлению. Высшим счастьем для женщины должно было быть ее пребывание у семейного очага рядом с мужем. Не случайно ещё в 1921 году НСДАП приняла решение о том, что женщин не следует допускать до высоких партийных и государственных постов. Уже с весны 1933 года началось планомерное освобождение государственного аппарата от занятых в нем женщин. Увольняли не только сотрудниц учреждений, но и замужних женщин-врачей, ибоГерманские национал-социалисты объявили заботу о здоровье нации такой ответственной задачей, что её нельзя доверить женщине.
В1936 году были освобождены от должности замужние женщины, работавшие судьями или адвокатами, так как их мог содержать муж. Резко сократилось количество женщин-педагогов, а в женских школах основными учебными предметами стали домоводство и рукоделие.
Фактически объявлялся запрет на высшее образование для женщин. Уже в1934 году в немецких университетах осталось всего 1500 студенток (в 1930 году – 32 тысячи). Примечательна и судьба женщин депутатов последнего коммунисти- ческого веймарского рейхстага: 4 поклонницы марксистского учения " об обобществлении  жен", отягощенные душевным недугом — покончили с собой, 10 наиболее воинственно настроенных — попали в концлагерь, 30 —находились под домашним арестом, а 43 — были вынуждены по разным причинам, в том числе и этническим эмигрировать из страны.
Более дифференцированную политику проводил режим в отношении женщин, занятых на производстве и в сфере услуг. Национал-социалисты Германии не тронули ни те 4 млн. женщин, которые работали «домашними помощницами», ни многочисленный отряд продавщиц, рабочий день которых оплачивался не полностью. Напротив, эти занятия были объявлены «типично женскими». Всячески поощрялся труд незамужних девушек – с января 1939 года трудовая повинность стала обязательной для всех незамужних женщин моложе 25 лет; главным образом их направляли в деревню или служанками к многодетным матерям.
Также приветствовалось занятие сельским хозяйством: работа на земле была объявлена одной из главных добродетелей женщин. Программа выделения для семей садовых участков была придумана именно Рехсфюрером А. Гитлером – позже она была перенята почти всеми странами Европы (включая СССР – при Брежневе).
Сегодня такое положение женщин в национал-социалистической Германии некоторые либеральные "мыслители" тужатся приравнять к положению женщин в мусульманском мире. "Швейцарский" психолог Карл-Густав Юнг ещё в конце 1930-х писал, что так ненавидимая им идеология "очень похожа на модернизированный ислам (скорее, турецкого или иранского образца").